Династия Багратионов (грузинский царский дом)

 Багратиони (Багратионы) Багратды - династия, с IX до XIX в. занимавшая престол Грузии.
 Достоверно известно, что предки Багратионов были родом из области Спери (совр. Испир в Турции). Эта семья добилась большого влияния в Закавказье уже в VI - VIII вв. Одна из ветвей Багратидов возвысилась в Арме­нии, другая - в Картли, и обе су­мели завоевать господствующее положение среди местной знати, заняв царский престол.

 Известный зарубежный иссле­дователь кн. Кирилл Львович Ту­манов возводит грузинских Багратионов, как и угасшую в средние века армянскую царскую династию Багратуни, к Оронтидам, одной из семи крупнейших феодальных се­мей ("великих домов") Древней Персии, сначала сатрапов (наместников), а затем царей Ар­мении (с 331 г. до нашей эры). Эта версия, впрочем, оспари­вается многими грузинскими авто­рами. Традиционная генеалогия Багратионов восходит к библейскому царю-пророку Давиду. Со­гласно записанному уже в древ­ности преданию, основателем гру­зинской линии рода был дальний потомок царя Давида Гурам (Гуарам), вместе с тремя братьями (Сааком, Асамом и Варзавардом; все они были уже христианами) прибывший в Грузию при царе Мирдате (Митридате), сыне Вах­танга Горгасала. Три других его брата, Баграт, Абгавар и Мобал, согласно той же родословной ле­генде, породнились с армянскими царями. В христианской Грузии и Армении традиция принадлежности к роду великого царя Дави­да, от которого происходил по плоти сам Иисус Христос, разуме­ется, возвышала династию, окру­жая ее имя ослепительным ореолом (любопытно, что подобную тради­цию сохраняла и другая древней­шая христианская династия, до недавнего времени правившая в Эфиопии; абиссинские цари царей, негусы-негешти, возводили себя к сыну Давида царю Соломону и царице Савской). Грузинский царь Давид IV Строитель считался по­томком царя-пророка Давида в 78-м поколении.

 Согласно сочинению грузинского историка XVIII в. царевича Вахушти Багратиони, в 508 г. царь Мирдат выдал за Гуарама свою сестру и пожаловал ему звание эристава области Тао, которой правили и его потомки. Умершему в 532 г. Гуараму наследовал сын Баграт, сын которого Гуарам, унаследовавший в 568 г. эриставство над Тао, получил и владения умер­ших в том же году сыно­вей царя Мирдата, своих родственников. В кон­фликте между персами и византийцами он поддер­жал последних, за что получил высший придвор­ный титул куропалата, а в 575 г. император Юсти­ниан даровал ему сан ца­ря. Согласно Вахушти, именно Гуарам Куропалат по имени отца первым стал именоваться Багра­тиони. Его по­томки, поддерживая союз с Визан­тией, носили византийские титулы куропалата, антипата (проконсула), магистра. Как правило, титул куропалата получал глава династии, но случалось и так, что византийцы жаловали его другому представителю рода (таким обра­зом, вероятно, поощряя соперни­чество внутри династии). В самой Грузии первоначально глава рода именовался эриставт-эриставом. В эпоху арабского завоевания Гру­зии представители этого рода но­сят также титул эрисмтаваров - верховных князей. Младшим Ба­гратиони в этот период принадлежал местный титул мампали (означавший члена династии, князя крови). 

 Происходивший из этого рода Ашот I, сын Адарнасе Багратиони (называемый некоторыми историками Давид АгмашенебелиВеликим), при халифе Мамуне около 813 г. был назначен эрисмтаваром Картли. Но (по-видимому, в результате конфликта с тбилисским эмиром, добившимся независимости от халифата и не желавшим иметь соперника в лице картлийского верховного князя) Ашот затем должен был оставить Картли и укрыться в Южной Гру­зии - Кларджети, на территории, находившейся под политическим влиянием Византии. Он восстано­вил разрушенную крепость Артануджи (построенную еще царем Вахтангом Горгасалом) и основал там город, ставший вскоре одним из важнейших центров Южной Грузии. От византийского импе­ратора Ашот получил сан куропалата. Поддержку Византии он умело использовал не только в борьбе против арабов, но и для укрепления своей власти внутри страны. Сам Ашот в 826 г. пал от рук врагов (согласно Вахушти, был убит в крепостной церкви Артануджи), некоторые из его сыновей и внуков погибли в междоусобицах. Но именно его потомки - Давид Куропалат и Баграт III - и их преем­ники сумели добиться власти над всеми грузинскими землями, положив начало единому Грузин­скому государству. Еще дед Ба­грата III - Адарнасе в 888 г. принял титул царя картвелов (грузин), символизирующий власть главы династии над всей Юго-Восточной Грузией. Некоторое время иерар­хия титулов в Картли была до­вольно запутанной. В самой Картли титул царя картвелов воспринимался как более высокий, но с точки зрения византийского правительства высшее место занимал носитель титула куропалата; по-видимому, первыми объединили эти звания в одном лице царь Да­вид Куропалат и его преемник Баграт III. В едином Грузинском государстве титулатура царей расширяется (включая обоз им или вассальных территорий); они именуются "царями картвелов, абхазов, ранов, кахов и армян", ширваншахами, "самодержцами Востока и Запада" и царями царей. Титул царя носят в Грузинском царстве и некоторые младшие члены династии - правители от­дельных областей (в исторической литературе их принято называть "провинциальными царями"), сохранении царского титула и верховной власти за главой рода. Византийские титулы (некогда символизировавшие сюзеренитет Константинополя) выходят из употребления. При установлении в Грузии власти монгольских ханов утвержденные ими соправители двоюродные братья Давид VII Улу (по-монгольски "старший") и Давид VI Нарин (по-монгольски "младший") носят титулы царей, хотя при этом Давид Нарин счита­ется "младшим царем". Впоследствии, фактически разделив между собой царство, они сохраняют царские титулы для себя и своего потомства. Затем Грузия вновь объединяется под властью одного царя, но, увы, ненадолго.

 В конце XV в. после распада единой Грузии на три царства - собственно Грузию (Картли), Кахети и Имерети, - Царский Дом Багратионов разделился на карталинскую, кахетинскую и имере­тинскую ветви (происходящие соответственно от двух сыновей и от племянника грузинского царя Александра I) - Грузинский (Карталинский), Кахетинский и Имеретинский Царские Дома, главы которых носят титулы царей; ти­тул царя Грузии (Картли) сохраняется в старшей ветви династии. От трех этих царских домов отде­лились ветви, получившие особые уделы и родовые имена. Ниже в порядке общего династического старшинства перечислены основ­ные линии Багратионов, рассмат­риваемые в соответствующих гла­вах нашей книги.

 Грузинский (Карталинский царский дом):
 Грузинские (Карталинские) ца­ри и царевичи (Первый Царский Дом Грузии);
 Мухранский Дом, из которого происходят:
-князья Грузинские (старшая ветвь).
-князья Багратион (старшая ветвь).
-владетели и князья Багратион-Мухранские. (Один из представителей рода, Давид Георгиевич Багратион-Мухранский, нынешний претендент на престол Грузии).
-Князья Гочашвили (угасший ветв Багратио­нов).
 
Кахетинский царский дом:
Кахетинские цари и царевичи; от них происходят цари и цареви­чи объединенных Кахети и Картли (цари и царевичи Грузинские), потомками которых являются
-светлейшие князья Грузинские (младшая, кахетинская ветвь);
 
Цари и царевичи Имеретин­ские, от которых происходят:
-светлейшие князья Багратион-Имеретинские,
-светлейшие князья Багратион (имеретинская ветвь),
-светлейшие князья Имеретин­ские,
-князья Багратион-Давыдовы (имеретинская ветвь).

  

 К потомству Багратидов, по мнению кн. К.Л. Туманова, могут относиться еще два грузинских княжеских рода: князья Тавдгиридзе и князья Микеладзе, но это происхождение (пред­положительно из ветви Баграти­дов, царствовавшей в Армении) не подтверждено источниками. 

Царица Тамара Во второй половине XVI - XVII вв. усиление в Закавказье влияния соседних мусульманских держав - Ирана и Османской им­перии, несмотря на попытки гру­зинских царств и княжеств отсто­ять свою независимость, приводит к установлению вассальной зави­симости всех трех ветвей Баграти­онов от шаха Ирана или турецко­го султана. Согласно мирному до­говору между Турцией и Ираном 1590 г., Картли и Кахети остава­лись в сфере влияния Ирана, а Имерети и княжества (Мегрелия, Одиши - Абхазия, Гурия и др.) - Турции. Цари Картли и Кахети вступали на престол с благослове­ния персидского шаха. В XVII - XVIII вв. царь Картли носил пер­сидский титул вали - наместника шаха, а царям Кахети был присво­ен персами титул хана (как и правителям соседних мусульманских княжеств, например Нахичеван­ского ханства, вассальных по от­ношению к Ирану). При этом, впрочем, персы признавали динас­тические права Багратионов, прес­тол занимали, как правило, закон­ные наследники (сыновья, братья царей), и, хотя обострившееся с начала XVII в. соперничество ка­хетинских и карталинских царей, боровшихся за объединение Восточной Грузии, порой приводило к нарушению этого принципа, все же вплоть до первой четверти XVIII в.в. конечном итоге динас­тическая преемственность торже­ствовала. При отсутствии закон­ных наследников на престол призывались и внебрачные дети царей и царевичей. Примером сохране­ния принципа династического старшинства стал переход престо­ла Картли в 1658 г. от последнего представителя Первого Грузин­ского Царского Дома царя Ростома в следующую по старшинству линию карталинских Багратионов-Мухранский дом, глава которо­го владетель Мухранский Вахтанг стал царем Грузии и основателем Второго Грузинского Царского Дома (удельное княжество сохра­нялось в роду его младшего брата до 1801г.).

 Получая власть от шаха или султана, члены династии должны были обычно принимать мусуль­манскую веру и новые мусульман­ские имена. В большинстве случаев это была лишь формальность, и цари-"мусульмане" активно содействовали усилиям Грузинской православной церкви сохранить в стране древнее благочестие.

 Но порой на престол вступали и потомки династии, воспитанные в мусульманской среде, действи­тельно "омусульманенные", как пишут о них тогдашние хронисты. Правда, и они, как правило, со­блюдали права христианской церк­ви (отступникам, пытавшимся в угоду шаху или султану насаждать на грузинских землях ислам, редко удавалось сколько-нибудь продол­жительное время усидеть на прес­толе, и порой царствование их за­вершалось смертью от рук соб­ственных подданных). Формально принимая ислам, цари спасали свою страну от нашествий, в ко­нечном итоге именно таким обра­зом гаратируя подданным свободу исповедовать христианскую веру. Немало представителей династии стали мучениками за веру, прояв­ляя исключительную твердость в тех случаях, когда речь шла только об их личной судьбе. Православная церковь чтит имена этих святых царей и цариц.

 В Грузинском Царском Доме, как и в некоторых других европейских династиях (французской, великобританской), никогда не существовало разделения браков на династические и морганатиче­ские. Разумеется, на протяжении всей многовековой истории ди­настии Багратионов цари и царе­вичи охотно роднились с монар­хами соседних стран, от Византий­ской и Трапезундской империй и Армянского царства до мусуль­манских царств, ханств, эмиратов и султанатов. Грузинские царевны становились и женами иранских шахов (цари не могли отказать шаху Ирана, если он желал ввести в свой гарем царскую дочь или сестру; но в тех "геополитических условиях" такие браки считались достаточно почетными, закрепляя союзные или вассальные отноше­ния). Первые проекты русско-грузинских династических браков (если не считать завершившийся разводом брак царицы Тамар с князем Георгием, сыном князя владимирского Андрея Боголюбского) относятся к XVII в. Кахе­тинская царевна Елена (Гулчар) была невестой царевича (затем царя) Федора Борисовича (1589 - 10.06.1605), сына Бориса Годуно­ва. Но приход к власти Лжедмитрия и гибель Федора Борисовича (занимавшего престол лишь нес­колько недель) не позволили осу­ществиться этому союзу. По неко­торым данным, невестой третьего царя из династии Романовых, Фе­дора Алексеевича (30.05.1661 - 27.04.1682), была княжна Мария Ильинична Давыдова (из младшей ветви кахетинских Багратионов, при царе Алексее Михайловиче поселившейся в России).

 Но впервые Багратионы (из Мухранской ветви) породнились с Романовыми лишь в нашем столе­тии, когда князь Константин Алек­сандрович Багратион-Мухранский женился (в 1911 г.) на Княжне Им­ператорской крови Татьяне Константиновне, а Глава Российского Императорского Дома Великий князь Владимир Кириллович (1917 - 1992) женился (в 1948 г.) на княж­не Леониде Георгиевне Багратион-Мухранской (р. 1914), и кровь Багратидов течет теперь в жилах наследников российского престола - Великой княгини Марии Влади­мировны и ее сына Великого князя Георгия Михай­ловича. В 1946 г. старшая линия князей Багратион-Мухранских породнилась и с королевскими домами Баварии и Испании, а через них - с императорско-королевской ав­стро-венгерской династией Габсбургов.

 Такие браки укрепляли и ук­репляют влияние династии, ее свя­зи с другими царствующими и владетельными домами. Но аб­солютно закон­ными и вполне допустимыми всегда считались в доме Баграти­онов и нединас­тические браки. Цари женились на девушках из знатных или даже не слишком знатных местных семей, царевны выходили замуж за тавадов (кня­зей) и даже азнауров (дворян). В русской генеалогической литерату­ре встречается утверждение о том, что супруги царевен, не являвшиеся князьями по рождению, вступая в брак, получали княжеский титул. Разумеется, подобные случаи бывали, но при этом пожалование титула целиком зависело от воли царя; титул князя никогда не при­обретался “автоматически”.

 Как и во многих средневековых европейских династиях, у Багра­тионов обычай признавал некото­рые права и за внебрачным по­томством царей и царевичей. При этом, несомненно, играло роль и культурно-политическое влияние мусульманских стран, где дети от наложниц и младших жен могли (хотя и не всегда) пользоваться всеми правами законных детей шаха, хана или султана. В грузин­ских царствах внебрачные дети государей вплоть до XVIII в. но­сили титул царевичей и при благоприятных обстоятельствах за­нимали престолы своих отцов (особенно "либеральными" в силу обстоятельств оказались обычаи в Имерети, где законная линия ди­настии оборвалась еще в середине XVII в.). Большую роль при этом играла поддержка таких претен­дентов соседними мусульмански­ми державами (по воле шаха ца­рем Картли стал родившийся в Иране и там воспитанный вне­брачный сын царя Даудхана Рос­том, незаконные дети имеретин­ских царей занимали трон при помощи турецких пашей). При­знавая и в России титул царевичей за внебрачными детьми грузин­ских монархов, русское прави­тельство исходило, вероятно, из обычаев их династии и реального положения этих лиц на родине. Учитывалось и то обстоятельство, что многие из этих царей фор­мально исповедовали ислам, а по мусульманским обычаям все их дети в Турции и Иране считались бы законными (и поэтому вряд ли было разумно отталкивать этих потомков династии, принижая их статус в России). В престолонасле­дии, однако, предпочтение отда­валось законным линиям динас­тии, и вступление на престол вне­брачных сыновей царей было все же отступлением от правил, нару­шением закона.

 Активно развивавшиеся с XVI в. контакты Грузии с Московским государством способствовали офи­циальному признанию за правите­лями Картли, Кахети, Имерети царского титула, т. е. ранга, рав­нозначного титулу русского государя. Неоднократные попытки уста­новления формального покрови­тельства России над грузинскими землями и включение их наимено­ваний в титул русских царей вплоть до последней четверти XVIII в. не отменяли реального сюзеренитета Ирана и не влияли на ранг и титулы, признаваемые в России за членами грузинских цар­ских семей. Георгиевский трактат между Грузией и Россией, заклю­ченный 24 июля 1783 г., и договор о протекторате России над Имеретией 25 апреля 1804 г. еще раз офици­ально подтвердили (на вечные вре­мена) царское достоинство монар­хов из династии Багратионов, правивших в этих государствах.

 Историки, специалисты по меж­дународному праву, анализируя эти документы, справедливо отме­чают, что соглашения между Гру­зией и Россией не могли быть изменены в одностороннем порядке. Присоединение гру­зинских земель к России не могло изменить международно-правовой статус местных династий (как впоследствии, скажем, не лишило династического статуса сицилий­ских и пармских Бурбонов при­соединение их владений к Ита­льянскому королевству) и освобо­дить Дом Романовых от обяза­тельств, принятых по отношению к ним. Следует при этом раз­личать статус, признанный за представителями этих династий в России (он менялся, и не в лучшую сторону), и статус, на который они сохраняли неотъемлемое наслед­ственное право по законам своей династии (статус, имеющий внутридинастическое и международно­правовое значение).

 В XVI - XVIII вв. в России ди­настический статус признавался за всеми выезжавшими в Россию представителями карталинской и кахетинской ветвей Багратионов (случаи выезда потомков имере­тинской линии Багратионов нам не известны; проживавшие же в России на рубеже XVII - XVIII вв. царевичи Имеретинские происхо­дили из Карталинского Дома). Называя их в официальных актах царевичами и принцами, русское правительство признавало их осо­бами того же ранга, что и пред­ставители других иностранных и владетельных домов (например, служившие в России немецкие принцы). Их династический статус сохранялся еще и потому, что вплоть до второй половины XVIII в. жившие в России законные на­следники престола Картли (дети и внуки Вахтанга VI) сохраняли в Грузии сторонников и неодно­кратно пытались вернуть себе власть, т. е. выступали в качестве реальных, а не "титулярных" пред­ставителей династии. Но после присоединения Грузии и Имерети к России русское правительство рассматривало в качестве членов царских домов (а затем, как это формулировалось в официальных бумагах, "бывший царских до­мов") лишь ближайших потомков последних царей. В Высочайше утвержденном 18 июня 1842 г. положении Комитета министров "О способах для упрочения со­стояния членов бывших царских домов Грузии и Имерети" членами "бывшего Царского Дома Грузии" названы царевичи Парнаоз Ирак­лиевич (сын Ираклия II), Тейму­раз(?), Михаил, Илья, Окропир и Ираклий Георгиевичи (дети Геор­гия XII), сыновья царевича Иулона (Юлон) Ираклиевича князья Луарсаб (Леван) и Дмитрий, внук царевича Иоанна Георгиевича князь Иоанн Григо­рьевич и сыновья царевича Багра­та Георгиевича князья Давид и Александр. Членами "бывшего Царского Дома Имеретии" там были названы царевич Константин Давидович (сын царя Давида II) и князья Александр и Дмитрий Георгиевичи Багратион-Имеретинские (отец которых, внук Со­ломона I, носивший титул цареви­ча, был побочным сыном царевича Александра Соломоновича). Не следует считать, что этот перечень исчерпывает состав Грузинского и Имеретинского Царских Домов. Перед нами просто список лиц, на которых правительство в тот момент было намерено распространить некото­рые льготы. Достаточно сказать, что в этом списке нет царевича Александра Ираклиевича, с 1801 г. жившего в Иране и неоднократно выступавшего против России (он умер лишь в 1844 г.). Нет в этом списке и его сына Ираклия (кото­рый вместе с матерью чуть позже прибыл в Петербург и получил те же права и привилегии, что и его родственники).

 Высочайше утвержденным 20 июня 1865 г. мнением Государ­ственного Совета "О предоставле­нии титула светлости потомкам последних царей Грузии и Имере­ти, происходящим от мужского поколения, князьям Грузинским и Имеретинским", этот титул был предоставлен по­томкам царей Грузии и Кахети Ираклия II и Георгия XII, а также части потомков имеретинских царей Александра V, Соломона I и Давида (включая некоторые, но не все побочные линии этой ди­настии; внебрачному потомству одного из имеретинских царевичей было предоставлено в России лишь потомственное дворянство с фамилией Багратион, но без титу­ла). Список лиц, на которых было распространено предоставленное потомкам грузинских и имеретинских царей право на титул светло­сти, был несколько расширен. Его получили, в частности, и потомки имеретинского царевича Баграта (брата Соломона I).

 В княжеском достоинстве Рос­сийской империи были признаны также три рода, присходившие из Грузинского (Карталинского) Цар­ского Дома: князья  Грузинские (старшая ветвь, прямые потомки Вахтанга VI), князья Багратион и князья Багратион-Мухранские (нес­колько ветвей) и младшая ветвь Кахетинского Царского Дома - князья Давыдовы (продолжавшиеся в России) и Багратион-Давыдовы (Багратиони-Давитишвили).

 Титула светлости они в Россий­ской империи не получили. Одна­ко после того, как в конце XIX в. угас род князей Грузинских (стар­шая династическая линия Второго Грузинского Царского Дома), старшинство в грузинской ди­настии перешло к роду князей Багратион-Мухранских (князья Баг­ратиони, на рубеже XIX - XX вв. чисто генеалогически составляв­шие старшую линию Багратидов, претендовать на династическое старшинство и престолонаследие, повидимому, не могли, так как происходили от внебрачного сына царя Иессея; впрочем, в 1920 г. этот род также угас, поэтому во­прос об их потенциальных правах на престолонаследие потерял практическое значение). Это обстоятельство нашло отражение в официальном акте Главы Россий­ского Императорского Дома Ве­ликого князя Владимира Кирил­ловича 5 декабря 1946 г. Призна­вая царское достоинство старшей ветви Багратионов в роду князей Багратион-Мухранских, Великий князь признал за ними титул Цар­ских Высочеств и право титуло­ваться князьями Грузинскими. Подробнее мы разби­раем этот акт ниже, в статье, по­священной семьей владетелей и князей Багратион-Мухранских. Хотелось бы только подчеркнуть, что именно Глава Российского Императорского Дома, прямой потомок и наследник Императора Павла I, сумел (как хорошо сказа­но об этом в брошюре, изданной за рубежом Российским Импер­ским Союзом-Орденом), "удалить неправду, лежащую на совести государства Российского, и за­явить во всеуслышание о своем признании царского достоинства Дома Багратионов".

 Усилиями старшей ветви рода, Их Царских Высочеств князей Багратион-Мухранских-Грузинских, в XX столетии древнее имя Багра­тионов вновь зазвучало в семье христианских династий. Как рав­ный среди равных Глава Грузинского Царского Дома принят сре­ди европейских монархов. В Рос­сии с точки зрения законов Российской империи потомки династии сохраняют и признанные за ними русским правительством титулы, фамилии и гербы. Но в русском дворянстве они должны занимать то же место, что и рас­смотренные в начале этого тома иностранные владетельные роды.

 В заключение хотелось бы ска­зать несколько слов о геральдике династии Багратидов. Издавна (по крайней мере уже в начале XVIII в.) цари и князья из династии Багратионов употребля­ли в государственных и личных гербах геральдические эмблемы, отражавшие их династический статус и родовые традиции. О происхождении династии из рода царя-псалмопевца Давида напо­минают арфа и праща (оружие, с помощью которого юный Давид поразил великана Голиафа). При­сутствуют в гербах и традицион­ные символы власти: держава, скипетр (знак власти граждан­ской) и меч (символ власти воен­ной; в средние века грузинского царя иногда именовали “мечом мессии”), весы (эмблема правосу­дия, символ высшей судебной власти монарха). В некоторых вариантах гербов помещена и древняя территориальная эмбле­ма Грузии - изображение св. Ге­оргия, поражающего змия. Свя­той Георгий-Победоносец издав­на считается покровителем Грузии (название страны в евро­пейских языках - Georgia, Georgie, т. е. страна Георгия). Эта эмблема (не случайно совпа­дающая с древним гербом Московского государства, символи­зирующая торжество христи­анства над его врагами) была сохранена в гербе Российской империи и в качестве титульного герба Царства Грузинского. Но при этом цвета герба были несколько модифицированы, что­бы грузинский герб отличался от московского; поле щита стало золотым, конь под св. Георгием - черным, доспехи его - лазуревы­ми. В таком виде герб Грузии включен в герб светлейших кня­зей Грузинских, тогда как в гербе князей Багратион-Мухранских сохранены традиционные цвета грузинского герба и поле его чер­влёное (красное).

 Важнейшей геральдической ре­галией Грузинского Царского Дома является изображение хито­на Христа (величайшей святыни, бережно сохраняемой Грузинской православной церковью с первых веков христианства, со времен святой Нино). Изображение хито­на Христа традиционно присут­ствует в гербах царей из дома Ба­гратионов и в гербе князей Багра­тион-Мухранских (очевидно, в связи с их принадлежностью к старшей ветви династии и сохра­нением ими собственного удела). Другие линии (князья Багратион, князья Багратион-Давыдовы) эту эмблему не употребляют. В гербах имеретинской ветви Багратионов встречаются и другие дополни­тельные эмблемы.

 В Российской империи были Высочайше утверждены сначала (в 1803 г.) герб князей Багратион (старшей ветви, из Карталинского Дома), а в 1886 г. - герб светлей­ших князей Грузинских (потомков последних царей объединенных Кахети и Картли), более сложный, в котором присутствуют и герб Грузии (св. Георгий), и хитон Христа. Остальные ветви ди­настии, князья Грузинские (стар­шей ветви), князья Багратион-Мухранские, князья Давыдовы и Багратион-Давыдовы, и потомки Имеретинского Царского Дома не ходатайствовали в России об утверждении своих гербов (полагая, вероятно, что в силу своего статуса имеют право и без особого соизволения российского Импера­тора использовать старые родо­вые эмблемы, принятые суверен­ными монархами, их предками). Но, поскольку в самой Грузии не была проведена официальная си­стематизация и унификация родо­вых гербов, порой в одной и той же семье эти традиционные эм­блемы использовались в различ­ных вариантах и сочетаниях (более простых и более сложных). Герб нынешней старшей ветви Грузинского Царского Дома - Их Царских Высочеств князей Багратион-Мухранских-Грузинских, приведенный нами в соответ­ствующей статье, утвержден самим Главой Царского Дома Грузии. В младших ветвях этой семьи из­вестны различные варианты герба.

Статья написана С.В. Думиным

Помощь в генеалогическом поиске
Список Княжеских фамилии Грузии
Фамилии потомственных почетных граждан


Меликишвили

 Меликишвили (Меликовы) Грузинский княжеский род армянского происхождения. Фамилия их восходит к титулу, который носили их предки, владевшие Лори и Сомхити в Южной Картли (уже в 1478 г.) В работах ...

подробнее...

Агиашвили

 Aгиашвили (иногда Агияшвили) – Грузинский (Имеретия) княжеский род. Появляется в источниках во второй половине XVII в. Царевич Иоанн в своём сочинении утверждал, что в древности фамилия этой ...

подробнее...