Крцанисская битва

 В 1795 году от P. X ., a пo грузинскому короникону в 483 г., к границам Грузии подступил покоритель Персии Ага-Магомед-Хан с многочисленным войском, состоявшим из 70,000 человек. He входя пока в пределы Грузии, он отправил к царю Ираклию послов с предложением признать его, Ага-Магомед-Хана, законным властелином Персии, присоединиться к нему и жить с ним в мире и согласии. Царь отвечал, как и ранее, отказом. Тогда Ага-Магомед-Хан быстрым маршем двинулся вперед и, оставя свое предположение взять ранее шушинскую крепость, в которой находился преданный царю Ираклию карабахский хан Ибрагим, направился на Тифлис.

 Боевые средства царя Ираклия находились тогда в самом печальном положении. Ему еле удалось собрать войска всего-на-всего 2700 человек, и, кроме того, в Тифлисе находился пришедший на помощь царь Имеретии и внук Ираклия - Соломон II с 2000 воинов.

 Узнав о движении к Тифлису Ага-Магомед-Хана, Ираклий отправил царицу и весь свой двор, a также и большую часть жителей в Арагвское ущелье в Мтиулеты, оставив при себе из своего семейства сына Вахтанга и внуков, царевичей Давида и Иоанна.

 Ага-Магомед-Хан расположился с войском в 7 верстах от Тифлиса, в Соганлуге, окопав лагерь траншеями, на случай если бы царские войска вздумали на него напасть.

 В понедельник 10-го сентября, произошло первое сражение. Царевич Давид с небольшим отрядом, Царь Ираклий второйв составе которого находились полководцы: предводитель имеретинского войска князь Зураб Церетели, князь Отар Амилахвари, Иван Багратион-Мухранский и Захарий Андроников, сразился на Крцанисской равнине с авангардом Ага-Магомед-Хана. Сражение длилось долго; грузины и имеретины дрались столь храбро, что персы были отброшены назад с большим уроном.

 На другой день, во вторник, 11-го сентября, против персов выступил сам царь Ираклий со всем своим войском, разделив его предварительно на пять отрядов. Первым отрядом, занявшим позицию в конце сейдабадских садов, на том месте, где дорога спускается к Тифлису и соединяется с сололакскою и южною тифлисскою дорогами, командовал царевич Давид, имея в отряде артиллерию, состоявшую из 7 пушек. Вторым отрядом, или авангардом, расположенным на Крцанисской равнине, состоявшим из лучших воинов, командовал царевич Иоанн. Третий находился под командою Ивана Багратиона-Мухранского. Четвертым командовал царевич Вахтанг (Алмасхан) и пятым - князь Отар Амилахвари. Эти последние отряды находились вблизи царя и составляли резервы. Имеретинами командовал князь Зураб Церетели, и они находились немного вправо от места стоянки царя.

 Ага-Магомед-Хан, завидев передвижения грузинских войск, с своей стороны расположил войска в боевом порядке, заняв 14 пунктов на скалистых высотах Соганлуга, Шавнабади, Телетах, Крцанисах, и окружающих их местах, разставив в удобных пунктах пушки и фальконеты. Перед началом сражения Ага-Магомед-Хан отобрал 6000 человек своего наемного войска, состоявшего из туркмен, поставил его позади персов и строго приказал убивать каждого перса, который бы из страха бежал с поля сражения. Туркмены, нелюбившие персов, главным образом из-за некоторых различий в их религиях, с радостью взялись исполнить это приказание, и во время сражения многие персы погибли от их рук.

 Сражение началось 11-го числа утром, в 6 часов, и на первых порах было очень удачно для грузин. Передовой отряд отважно бросился на персов, подкрепленный отрядом царевича Вахтанга, a чрез некоторое время тифлисскими жителями под командою Мачабели, который повел их в сражение, играя на лютне „шадиани", одержал победу, захватил несколько вражеских знамен и чуть было не добился до знамени самого Ага-Магомед-Хана. Персов перебито было множество, но обстоятельства скоро переменились. Увидев своих единоверцев побежденными, полчища врагов яростно бросились вперед, и хотя царь Ираклий, в виду опасного положения передового грузинского отряда, двинул в бой все свое войско, оно не могло противиться такой громадной несоразмерной силе, и грузины стали падать массами. Начало темнеть, сражение длилось с 6 часов утра до 5 час. пополудни. Ираклий все еще надеялся на победу и ни за что не хотел отступить.

 Главное свое внимание Ага-Магомед-Хан обратил на отряд царевича Давида, направив сначала против него 3000 отборных своих воинов. Царевич в самом непродолжительном времени обратил этих воинов в бегство. В это время другой персидский отряд успел зайти в тыл отрядам царевичей Вахтанга и Иоанна и чуть было не захватил их в плен. Но они отважно бросились сквозь полчища и успели соединиться с царем, при чем Иоанн, благодаря своей удивительной храбрости, спас жизнь Ираклию, на которого бросились было персидские воины и чуть его не убили.

Царевич Давид Тогда, наконец, Ираклий начал отступать. Ага-Магомед-Хан с свежими силами бросился преследовать царя и, не смотря на большой огонь из метехской крепости, комендант которой Агалуа с большим искусством обстреливал путь персов по сейдабадской дороге, они ворвались в Тифлис.

 Как только враги вступили в городскую черту, царь Ираклий, чрез Авлабарский мост, выступил из города и направился в Арагвское ущелье. Имеретинское войско было немедленно отпущено в Имеретию, a с ним вместе отправился и царь Соломон.

 В сражении персов было убито более 8,000 человек, a в царском войске, когда Ираклий выступил из Тифлиса, оставалось всего 150 человек. Убито было много полководцев, славных своею отвагою и храбростью, как например князь Иван Абашидзе (брат жени Иракля II, автор ошибается, Иван Абашидзе не погиб в бою а просто был ранен), Георгий Гурамишвили по прозванию Кумели и много других.

 Царевич Давид в то время, когда Ираклий выступил из Тифлиса, все еще продолжал стоять на одном и том же месте и с успехом отражал нападения персов. Когда стало уже совсем темно, и он узнал, что Ираклия нет в городе, - то решился, наконец, уступить поле сражения врагам, предварительно спрятав свои пушки в овраге Сагубари, - чтоб они не достались персам. Он выступил с войском по узким тропам и на третий день благополучно прибыл в Арагвское ущелье к своему деду Ираклию.

 Вступив в Тифлис, Ага-Магомед-Хан прежде всего отправился вместе с Джавад-Ханом Ганджинским, происходившим из Каджаров и по фамилии Зиад-оглы, в царские палаты. Внимательно осмотрев все помещение, a также и царские сокровища, он выбрал, что ему понравилось, a остальное предоставил своим воинам. Он дал им право грабить и жечь церкви, дворцы и частные дома, убивать или брать в плен жителей обоего пола, как взрослых, так и детей. Многие жители укрепились в своих домах, поставили баррикады на улицах, и от их рук погибло много персов. Всех пленников персы направляли за город, в свой стан, расположенный недалеко от селения Соганлуг, на берегу р. Куры. Число пленных доходило до 3,000 человек, но среди них князей, дворян и именитых граждан города было очень мало. Они успели скрыться из города раньше.

 Ага-Магомед-Хан побывал и в царской бане, которая ему весьма понравилась, a особенно еe постройка из мрамора и тесанных камней. Ему много наговорили о целебности минеральных источников, вследствие чего он несколько раз принимал ванны, но, не получив исцеления от своего недуга, рассердился и приказал разрушить бани до основания. Особенное внимание обратил персидский властелин на царские оружейные мастерские и артиллерийские склады, на машины для литья пушек и проч. Все артиллерийские принадлежности он забрал и отправил в свой лагерь, a помещения приказал разрушить. Захватив в плен несколько артиллерийских мастеров, он не сделал им никакого зла, a отправил сначала в лагерь, откуда они чрез некоторое время были препровождены в Тегеран. Туда же были отправлены и находившиеся в плену их семейства. Вообще шах обращался с ними очень хорошо и, приняв на свою службу, платил им хорошее жалованье.

 Персидские войска ночью уходили из Тифлиса в свой лагерь, a с наступлением утра возвращались обратно в город, где и предавались самому неистовому грабежу, творили над жителями небывалые насилия и жгли лучшие постройки, хотя и с своей стороны довольно сильно платились. Жители не мало истребили тогда персов, так что из персидского войска с начала сражения и чрез несколько дней по вступлении в город оказалось убитыми 13,000 человек.

 Спустя некоторое время Ага-Магомед-Хан часть своего войска отправил в сторону Карталинии иЦаревич Иоанн Арагвского ущелья для опустошения этих мест. Отряд персов пришел первоначально в Мцхету, и воины бросились было грабить знаменитый Мцхетский храм, но были остановлены начальником отряда Кангярлу-Калбол-Ханом Нахичеванским, относившимся с уважением к святыне. Из Мцхета отряд направился в Мухрани и Дчалу, но, не найдя там никого из жителей, заранее скрывшихся со всеми своими пожитками, направился в Гори. Большинство жителей этого города тоже давно уже скрылись по окрестностям, но часть их осталась и заперлась вместе с воинами в крепости. Персы хотели было взять эту крепость, но, увидев ее неприступное положение, повернули назад, пошли по селениям и деревням верхней Карталинии, достигли города Цхинвали, не найдя нигде жителей, вернулись и присоединились к своим войскам. Тут произошел один замечательный факт. Когда отряд проходил селение Дчалы, то оказалось, что священник забыл запереть церковь, в которой находилась очень уважаемая народом святыня - крест, сделанный царем Вахтангом Горгасланом, и много других икон, украшенных драгоценными каменьями. Персы ничего этого не взяли, и дчальский храм во все время нашествия врагов оставался нетронутым, и ничего не было из него похищено.

 Когда персы на возвратном пути достигли Мцхета, то встретили другой отряд, посланный Ага-Магомед-Ханом в Сагурамо для преследования бежавших жителей Тифлиса и для грабежа в окрестностях Казаха и Шамшадиля. Этот отряд, идя по левому берегу Арагвы, y шамшадйльского моста настиг Али Султана Шамшадильского, оставшегося преданным и верным слугою царя Ираклия. С ним было всего 200 человек, и все они неминуемо должны были быть или перебиты, или попасть в плен, но на их счастье как-раз в это время к мосту подходили 300 хевсур, направляясь в Тифлис на помощь царю Ираклию. Узнав от Али-Султана о положении дел в Тифлисе и увидев приближавшееся персидское войско, хевсуры заявили Али-Султану о своем желании под его командой сразиться с врагом. Несмотря на то, что хевсур вместе с воинами Али-Султана было всего 500 человек, a персов 4,000, последние были разбиты, обращены в бегство и частью взяты в плен. Пленных Али-Султан немедленно-же доставил царю Ираклию.

 Во все время со дня выступления из Тифлиса царь Ираклий старательно рассылал повсюду гонцов с повелениями жителям готовиться на борьбу с врагом и быть готовыми к выступлению по первому его зову. Своему сыну и наследнику престола Георгию он поручил набирать войско в Кахетии, a другому сыну царевичу Юлону - в Карталинии. Таким образом было набрано много войска, которое с нетерпением ожидало повеления царя выступить на борьбу с врагом.

 Тогда царь Ираклий отправил в Тифлис послом Кайхосро Кепкиа Авалишвили с письмом к Ага-Магомед-Хану. В письме царь укорял его за все грабежи и насилия, которые делали персы, затем требовал, чтобы все пленные были освобождены, после чего обещал войти с ним в переговоры о мире, и в заключение заявлял твердое решение всего народа, в противном случае, бороться с ним до последней возможности.

 Ага-Магомед-Хан, уже слышавший о военных приготовлениях Ираклия и теперь боявшийся его, принял посла с особыми почестями и поручил ему передать царю письмо, в котором соглашался освободить всех пленников, вернуть все заграбленные вещи и возместить убытки. Притом Ага-Магомед-Хан просил царя, в знак доверия к нему и дружбы, прислать в Тифлис одного из своих сыновей, в присутствии которого он исполнить свое обещание. После этого он отпустил посла, одарив его богатыми подарками. Письмо это очень обрадовало царя, и он стал готовиться, чтобы исполнить просьбу шаха, назначив для поездки в Тифлис внука своего, царевича Давида. 

 К сожалению, мир на таких условиях не мог быть заключен, вследствие происков правителя Ганджи Джавад-Хана. Будучи от природы человеком весьма злым и хитрым, Джавад-хан изменил Ираклию, передавшись на сторону Ага-Магомед-хана, которого направлял на самые ужасные насилия над жителями Тифлиса. Он был главною причиною того, что в Тифлисе были разграблены и уничтожены царские палаты. Теперь он боялся, что, в случае мира, его выдадут царю. Чтоб избежать этого, он стал наговаривать близким людям Ага-Магомед-хана о коварных замыслах царя, - будто бы желание царя установить мир есть выдумка, что царь желает только продлить время, дабы собрать побольше войска, пока придут воины из Черкезии и России, куда он разослал послов. Тогда он немедленно нападет на шаха и истребит его войско. При этом Джавад-хан показывал подложные письма, якобы писанные ему близкими к царю лицами.

Царевич Юлон (Иулон) Все это было сообщено Ага-Магомед-хану даже с прикрасами, потому что и его свита была очень недовольна миром, опасаясь лишиться через это награбленных сокровищ. Сначала Ага-Магомед-хан ничему не верил, но когда ему были представлены письма и Джавад-хан предложил послать к Ираклию, под благовидным предлогом, верного человека, дабы он мог на месте все осмотреть, в сердце шаха закралось сомнение, и он согласился на предложение. Джавад-хан немедленно же снарядил двух близких к себе людей с письмом к Ираклию. В письме этом он умолял царя простить ему измену, которую пришлось ему совершить вследствие безвыходного положения. Внезапное прибытие в его ханство персидского войска не дало ему возможности скрыться с семейством в надежном месте, так что, не перейди он на сторону Ага-Магомед-хана, город и жители неминуемо должны были бы подвергнуться разорению. Теперь же, в виду переговоров о мире, он снова может считать себя в безопасности и быть таким же верноподданным царю, как и прежде. В заключение он просил Ираклия оказать доверие, обещая ему содействовать в более выгодных для Грузии условиях мира. Получив это письмо, Ираклий догадался о коварстве бывшего своего подданного и приказал немедленно-же вернуть послов обратно в Тифлис. Заранее подученные Джевад-ханом послы вернулись обратно с печальными лицами и заявили, что они видели близ стоянки царя и в окрестных селениях многочисленное войско, которое все увеличивалось новыми силами, что их не хотели было отпустить, так что пришлось бежать тайком. При этом они представили несколько подложных писем, будто бы писанных к Джавад-хану близкими к дарю людьми. В письмах этих сообщалось, что Ираклий уже собрал 50,000 войска и с минуты на минуту ожидает прибытия русских, чтобы тогда внезапно напасть и истребить персов.

 Услышав все это, Ага-Магомед-хан собрал своих приближенных и полководцев на совещание. Эти последние, с одной стороны от страха, a с другой из боязни потерять награбленный сокровища, советовали покончить войну и покинуть Грузию. Они высказывали Ага-Магомед-хану, что хотя Тифлис и был взят, но жителей в нем оказалось мало, большая часть разбежалась, и в том числе именитые граждане, которые теперь возбуждают всю Грузию к восстанию. Двигаться персам вперед нет никакой возможности, с Тифлиса взять больше нечего, потому что он уже в конец ограблен и уничтожен, провианта осталось мало и взять его негде, так что самое лучшее идти войску назад.

 Ага-Магомед-хан послушался совета, чрезвычайно быстро снялся с места и повел своих воинов обратно. Перед выступлением он объявил войску, что все награбленное в Тифлисе и пленных дарит им в собственность.

 Джавад-хан, воспользовавшись этим, скупил y персов за бесценок массу драгоценных вещей и надеялся, что Ага-Магомед-хан окажет ему помощь, если-бы Ираклий вздумал его наказать за вероломство. Ага-Магомед-хан удалился в Персию чрез ганджинскую дорогу. Около города Ганджи Джавад-хан стал упрашивать шаха заехать к нему на несколько дней погостить и тут же высказал просьбу оставить в городе несколько тысяч воинов для защиты от нападений царя. Однако, Ага-Магомед-хан не внял этой просьбе, не оставил ему ни одного человека и вследствие недостатка в провианте отправил часть своего войска чрез казахскую дорогу в Эривань к своему брату Али-Кули-хану, который, склонив на свою сторону эриванцев, взял их город, a прежнего правителя, преданного царю Ираклию Магомед-хана, отправил в Тегеран. Далее путь Ага-Магомед-хана был чрез Карабах, при чем он снова опустошил окрестные селения. Прибыв в Тегеран, шах в ту же зиму собрал многочисленное войско и направился покорять Хорасан и другие места. 

 Узнав о выступлении Ага-Магомед-хана из Тифлиса, царь Ираклий отправил к нему в догонку курьеров и просил, чтоб он исполнил свое обещание относительно пленных, уведомляя, что царевич Давид готов отправиться к нему. Ага-Магомед-хан ответил, чтобы царь прислал внука своего в Тегеран, и тогда он исполнит свое обещание. Затем, не обращая никакого внимания на послов, он продолжал свой путь. Тогда Ираклий отправил царевича Давида в Тифлис, поручив ему собирать разбежавшихся жителей и вообще приводить в городе все в порядок. Он отправил туда провиант и вообще принял меры, чтобы жители на первых порах не нуждались во всем необходимом, a сам через Тианети переехал в Кахетию и поселился на временное жительство в богатом селении Ахметы. Тут его встретил наследник престола Георгий, который доставил царю и царице все необходимые вещи. Царь поселился в доме дворянина Гилдашвили, a царица с остальным семейством - в доме зятя своего князя Георгия Чолокашвили

 Через некоторое время Ираклий со всем своим семейством и двором переехал в Телави и поселился здесь в царских палатах, a Георгий с семейством остановился близ Телава, в урочище Артозани-Руиспири, в доме князей Макашвили. Отсюда царь отправил Георгия в Тифлис и поручил ему то же, что и царевичу Давиду, относительно скорейшего устройства города, ободрения жителей и проч. Кроме того, царь поручил ему отправить в соседние страны особых уполномоченных, с тем, чтоб они на царские средства выкупали пленных тифлисских жителей. Это поручение было выполнено с большим успехом и многие тифлисцы могли возвратиться обратно в город.

 Георгий, приехав в Тифлис, остановился на Авлабаре, в предместье города, и так как через р. Куру все мосты были уничтожены персами, то ему пришлось переправляться на лодке. Немедленно по прибытии он послал царевича Давида в Казах, Борчалу и др. местности, чтобы собирать народ, приказал скупать возможно более хлеба в Карсском пашалыке, Кахетии и Карталинии, a сам в это время энергично занялся возобновлением построек в городе и вообще приведением его в порядок. Скоро народ стал стекаться обратно в Тифлис, город стал обстраиваться и мало-по-малу приобретать свой прежний вид. 

 К этому времени из России прибыли два батальона войск на помощь царю Ираклию под командою полковника Сырохнева. Они, перейдя Кавказские горы и спустясь затем в Арагвское ущелье, расположились в Душети. Когда об этом дали знать царю, то он повелел чтобы русские батальоны отправились в Тифлис.

Из записок царевича Теймураза

Помощь в генеалогическом поиске
Список Княжеских фамилии Грузии
Фамилии потомственных почетных граждан

Крепость Колагири

 Колагирская крепость, стоящая на территории Квемо Картли. построена царицей Дареджан в 1788-1798 гг. Эта крепость является одним из последних сооружений такого типа в феодальной Грузии. Дареджан пишет, что она здесь построила «крепость и ограду». Сооружение, конечно, могло служить и форпостом для Тбилиси и, вместе с тем, в целях укрытия близлежащего населения. Эта крепость-ограда занимала с ...

Подробнее...

Сословия в Грузии

 Сословное деление грузин в главных чертах следующее. Высшее сословие по всей вероятно­сти, явилось у грузин тогда, когда еще не было царей и страна управлялась мамасахлисамн (домоначальниками). Роды младших братьев последних, получая удел, составили фамилии тавадов (тави - голова) пли князей; из них то в начале развилось грузинское княжеское сословия, многие представители которого, ...

Подробнее...

Замки Грузии

 Замки. Феодалы, к какой бы категории они ни принадлежали, на протяжении всего средневековья обязательно должны были иметь свои замки, иначе они не причислялись к высшему сословию. Замки у феодалов соответствовали той категории высшей, сред­ней или низшего, к которой принадлежал каж­дый феодал. Замок в первую очередь предназначался для жилья, и о он строился с расчетом на оборону. Чем ...

Подробнее...

Грузинская дружина

 Под свежею могилою ветерана Кавказской армии Н.3. Чавчавадзе уместно вспомнить про славный бой, в котором покойный чуть не сложил богатырской головы своей за православную веру. Это одно из тех воспоминаний, которые скрепляют духовный узы между братьями по оружие.

 Весною 1854 года, когда Башкадыкларские победители еще отдыхали на своих зимних квартирах, в Тифлисе начала формироваться конная ...

Подробнее...

Крепость Атени

 Крепость Атени. Атенское ущелье занимает центральную часть Картли. По этому ущелью проходила одна из главных дорог, соединявшая центральную Картли с южной Картли и со странами расположенными к югу. Естественно, что эту часть Грузии надо было обязательно укрепить. К концу раннего средневековья здесь уже стояли такие крепости, как Атени, Вере и Цедиси. В начале позднего средневековья в ...

Подробнее...

Должностные лица, титулы и чины в Феодальной Грузии

  АЗНАУРЫ (АЗНАУРИ) - привилегированные землевладельцы (уже в V в.), примерно с XV в. - основная масса феодалов, дворяне, состоявшие в вассальной зависимости непосредственно от царя, от тавадов или от церкви; делились на три категории: царские, княжеские и церковные.

  АМИЛАХОР - конюший, обер-шталмейстер, один из высших сановников, помощник амирспаласара (см.).

  АМИРЕДЖИБ - ...

Подробнее...

Атабаг

 Атабаг (Атабаги) - Второй после мцигнобартухуцес - чкондидела вазир, атабаг, занимался воспитанием царевича - наследника престола. Причиной основания в Грузии атабагства стало усиление тенденции возвеличивания крупных феодалов. Будучи второй по воздаваемым ей почестям, должность атабага, однако, со дня ее введения противостояла должности первого министра, ...

Мечурчлетухуцес

 Мечурчлетухуцес - Министр финансов, мечурчлетухуцес, заведовал царской казной и управлял финансовыми делами государства. Вазир пользовался большими правами - руководил экономической жизнью городов и торговлей. Заместителем его был нацвал. Мечурчлетухуцесу подчинялись все эмиры городов, купцы, сборщики податей, а также мушриби мукиф казнохранилища.

Иосиф Бичикашвили