Иван Романович
Багратион
Князь
1825
1860
Полковник
Кавказская война 1817-1864
Титулярный советник

 Князь Иван Романович Багратион (Багратион-Мухранский) (род. 1825г.), родной племянник героя Отечественной войны, князя Петра Ивановича Багратиона и брат генерал-лейтенанта Петра Романовича Багратиони. Воспитывался в школе гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, откуда 8 августа 1842 года выпущен в лейб-гвардии в Кирасирский Его Величества полк, из которого в следующем году вышел по домашним обстоятельствам в отставку для определения к статским делам с переименованием в титулярного советника. В 1848г. Он снова принят в службу капитаном в Эриванский карабинерный полк, откуда 11 ноября 1849г. переведен в Апшеронский полк, где за отличие в делах против горцев произведен в майоры 16 июня 1853 года. В 1855г. Багратиони был Награжден за боевое отличие золотою шашкою и чином подполковника. 

 О нем один современник пишет: „Капитан Апшеронского полка Иван Багратион, - музыкант, певец, танцор, одним словом тип воспитанника школы гвардейских юнкеров или пажей и гвардейского кирасирского офицера 40-х годов, был избран режиссером и главным распорядителем любительского театра в Шуре; он же писал музыку для куплетного пения, он же обучал оркестр, он же направлял работы декораций, распределял роли и проч.“ Неудивительно, что молодой, хотя и известный храбростью, командир с первого появления своего в составленный из степенных азиатов полк, получил прозвание „иенгильадам-дур“, т. е. легкий человек, любящий рисоваться, вспыльчивый человек. Несомненно храбрый, иногда до безумия, Багратион нередко из желания прославиться, ускорить карьеру, водил полк в самые опасные места, нисколько не думая о напрасной иногда потери людей и лошадей. При наступлении полка был всегда в авангарде, при отступлении - в арьергарде. Вспыльчивость Багратиона характеризуется следующим случаем: писарь Апшеронского полка Голяпин показал, что 12 декабря 1856 года он, по требованию князя, явился к нему на квартиру, где Багратион собственноручно нанес ему до 15 ударов по лицу, которое окровавилось. На запрос следователя, правда ли это, Багратион отвечал, что „не помнит какого месяца и числа несколькими ударами по лицу я наказал писаря Голяпина; не могу помнить, за что именно я ударил Голяпина, но, вероятно, он тогда этого наказания заслуживал". Князь Орбелиани обявил ему выговор, но около этого же времени, 12 июля 1856 года, писал князю Барятинскому в Москву: „позволяю себе представить вашему сиятельству вместе с этим письмом командира Князь, полковник Иван Романович БагратионДагестанского конно-иррегугулярного полка, майора князя Багратиона, который по вашему же ходатайству у князя Воронцова получил это назначение. Вашему сиятельству, полагаю, приятно будет слышать, что князь Багратион своею прекрасною службою оправдал самым блистательным образом ваше милостивое к нему внимание. Строгий порядок, дисциплина и фронтовое образование, введенные им в вверенный ему полк, составленный из дикарей-горцев, по истине достойны похвалы, частые же и весьма удачные набеги, производимые им в Койсубу и Салатавию, раскрыли в нем замечательные военные способности и приобрели ему хорошее имя в горах Дагестана“. 

 Естественно, что и у Багратиона сложились не совсем приятная отношения с Лазаревым; да и вообще Багратион не выносил соперничества: когда Лазарев выбыл из Дженгутая, он стал препираться с ханом Мехтулинским, приказывал не отдавать ему чести и т. п. Постоянно проживая в Шуре, лишь по временам посещая штаб полка в Дженгутае, Багратион из своей квартиры сделал центр для всего шуринского общества; широкое гостеприимство и хлебосольство привлекали к нему не только офицеров полка, но и всех мало-мальски знавших его. Об умственных его интересах свидетельствуют те книги, которые он выписывал в 1855 году: романы Поль-де-Кока, Каррикатурный альбом Невскаго: Зеркало для англичан, Пословицы в каррикатурах, Русский художественный листок Тимма, Кавказ, Отечественные записки, Инвалид. 

 О деятельности князя Багратиона, как командира полка, Корганов говорит: „Первая часть славы Дагестанского конно-иррегулярного полка несомненно принадлежит князю Багратиону, умевшему поставить полк на такую степень боевого достоинства, что все истинные ценители боевого молодечества отдавали полку должное. Хотя мы и признаем князя Багратиона передовым деятелем славы полка, но, задав себе задачею излагать все безпристрастно, мы должны сказать, что первый год командования его не вполне соответствовал цели, которую преследовал основатель полка, князь Аргутинский. Известно, что он желал, чтобы командиры своим умением обращаться с чинами полка, составленного и комплектуемого горскими выходцами, могли бы привязать их к нашему правительству и, влияя посредством их на самых немирных горцев, привлекать и сих последних на нашу сторону. Между тем странная и вполне ошибочная метода обращения князя Багратиона с полковыми офицерами из туземцев вызвала со стороны последних и многих всадников заметное неудовольствие. Продолжение такого положения дел в полку, разумеется, привело бы к обратным результатам. Наконец этот ложный путь привел князя Багратиона сделаться свидетелем грустного происшествия, которое чуть не кончилось весьма печально. Это-ли обстоятельство, внушения-ли князя Орбелиани или, наконец, сознание собственной ошибочности, имели благоприятное влияние на князя, но он совершенно переменился и, можно сказать, буквально переродился. С тех пор, сбросив с себя неизвестно откуда заимствованное ложное обращение с офицерами, неподходящее к его рыцарскому характеру, он является для полка уже тем редким и дорогим командиром которым полк совершенно справедливо гордится. При хорошем европейском образовании, сама природа щедро наделила его своими дарами: быстрым, энергическим умом, красивою наружностью, любовью к славе, к подчиненным, словом ко всему невесомому; он высоко стоял над массой, в которой преобладали исключительно материальные расчеты. Князь был в силах вдохновить народ и развить в нем воинские добродетели, сумма которых и составляет доблесть полка. Укрепляя в полку дисциплину и возвышая в нем военный дух, князь Багратион старался вместе с тем сблизить его с русскими, смягчить его дикие наклонности и тем сделать из всадника не только храброго воина, но и хорошего русского гражданина.

 В свободные от служебных занятий часы офицеры и всадники постоянно окружали его палатку. В это то время князь заводил с ними самую разнообразную беседу; прилаживаясь сначала к их понятиям, он незаметно как бы вкладывал в их головы взгляды, новые понятия, и таким образом, отрывая их от своих обычаев, приучил их незаметно к нашим порядкам. Зная по пословице, что сухая ложка рот дерет, иУголок Ивана Романовича Багратиони в музее в Серерская склонность горцев к даровым угощениям, князь по своей широкой щедрой натуре тратил на угощение не мало денег, сознавая вполне, что хлеб-соль всегда и везде способствует к сближению людей между собою. К его столу почти постоянно приглашались все офицеры полка, а всадникам весьма часто дарились винные и в особенности говяжьи порции; а более отличившиеся угощались и чаем. Всадники, размещаясь около колонки князя на корточках, пили благовонный напиток первоначально с боязнью, а потом с видимым удовольствием. За этими трапезами князь Багратион также, как и всегда, настойчиво преследовал свою цель - по возможности облагораживать нравы полудиких горцев". 

 Назначенный командовать Северским драгунским полком во время движения барона Врангеля с отрядом из Т.-Х.-Шуры в Чечню в начале 1859г., князь Багратион прощался с полком 1 марта в Чир-юрте. Здесь невдалеке один от другого были выстроены оба полка - сдаваемый им и принимаемый. Князь Багратион, подскакав к Дагестанскому полку, громко поздоровался с ним, объехал медленно по фронту, бросая грустный прощальный взгляд на каждого всадника. Выехав на средину фронта, князь дрожащим от волнения голосом сказал: „Благодарю вас за доблестную службу, чувствую, что тяжело мне расстаться с вами; как лучших своих боевых товарищей я всегда сохраню в глубине души. Покоряясь воле начальства, я буду искать себе утешение в том, что и впредь буду искать случай находиться в бою близь вас и по прежнему любоваться вашим молодечеством. Я знаю, боевая слава вас никогда не покинет. Прощайте же и будьте уверены, что я вас никогда не забуду". Сопутствуемый криками „ура“ тронутых всадников, князь поскакал к Северскому полку. Высочайший приказ о его назначении командиром последнего вышел 11 мая 1859 г. 25 августа того же года части этого полка под руководством своего командира пленили имама Дагестана и Чечни Шамиля. В столицу российской империи Шамиля сопровождал, среди прочих других, и сам И.Р. Багратион. С этим полком он находился в 1860 году в Закубанском крае в Адагумском отряде и здесь погиб жертвою своей запальчивой храбрости. Отправляясь 7 июня 1860 г. по делам службы из укр. Адагумскаго в укр. Крымское без конвоя, он был убит горскими хищниками. Подробности происшествия остались неизвестными, так как фурштат-кучер и слуга, Багратиона были также убиты. Тело его было найдено в р. Пенец с простреленными коленом и грудью и с разбитой головой; оно предано земле в укр. Крымском.

 Знаменитый романист Александр Дюма - отец рассказывает о встрече с Иваном Багратиони

Генеалогия - Багратиони

Помощь в генеалогическом поиске
Список Княжеских фамилии Грузии
Фамилии потомственных почетных граждан


Яшвили Михаил Львович

 Яшвиль Михаил Львович, князь (7/20 января 1902, Тула – 19 апреля 1950, Клиши, под Парижем,) Иерей... В 1920 эмигрировал во Францию. Учился в Сельскохозяйственной школе в Йер (деп. Вар), окончил ...

Дадиани Вамек

 Вамек (Вамик) II Дадиани (?-1482), сын Мамии II - правитель Мегрeлии после смерти племянника Шамадавле (1474-1482). Не желая усиления царя Баграта (в чем он видел угрозу для фактической...

Накашидзе Илья Петрович

 Илья Петрович Накашидзе - крупный общественный дея­тель и публицист, сотрудничал с Л.H. Толстым в защите секты духо­боров (отказывавшихся от военной службы); затем преподаватель уни­верситета в ...