Шарвашидзе; Чачба; Шарашиа; Ачачба;

Род князей Шервашидзе (груз. Шарвашидзе; абх. Чачба, Ачачба), один из древнейших на Кавказе. Уже в XII веке представители этого рода занимали высокую должность цхумских эриставов, в военно-административном подчинении которых находилась вся Абхазия, входившая тогда в состав Грузинского царства. Первое упоминание об этом содержится в грузинском летописном своде «Картлис Цховреба», где при описании событий середины 1180-х годов, среди эриставов, утвержденных на своих должностях знаменитой царицей Тамар, упомянут и Отаго Шарвашисдзе, эристав цхумский.

 Древние фамильные документы рода Шервашидзе не сохранились и поэтому трудно установить истоки его происхождения, но дошедшие до нас исторические предания считают этот владетельный род пришлым в Абхазии. При этом обычно подчеркивается восточное происхождение фамилии Шервашидзе-Чачба. Так, А.Н. Дьячков-Тарасов, один из первых исследователей истории Абхазии, пишет: «Один абхазец говорил мне, что Шираз - родина Шервашидзе, - отсюда-де и прозвище их по-абхазски “Шиарасиа” (точнее - Шарашиа, мегрельская форма фамилии «Шервашидзе». - Г.А.)» [Дьячков-Тарасов 1910, с. 150]. Хотя эта версия, видимо, возникла из-за внешнего сходства онимов «Шираз» и «Шиарасиа», в ней привлекает внимание восточный «адрес» происхождения абхазского княжеского рода.

 Другое предание возводит род Шервашидзе к принцу из дома ширваншахов, правившими страной Ширван, на западном берегу Каспийского моря. Исходя из него, Д.И.Гулиа называет Шервашидзевых «князьями из рода потомков ШирванШаха» [Гулиа 1925, с.138]. Действительно, встречающееся в грузинских памятниках XII–XIII вв. родовое имя Шарвашисдзе (такова ранняя форма этой фамилии, от которой происходят более поздние формы - Шарвашидзе, Шервашидзе) буквально означает «сын ширваншаха» (груз. шарваша+дзе). Ширванское государство в XII - начале XIII века было тесно связано с Грузией как в политическом (ширваншахи находились в вассальной зависимости от грузинских царей), так и в культурно-экономическом отношениях. Поэтому, наличие такого имени у одного из видных феодальных родов Грузинского царства не может быть случайным и должно указывать на связь абхазских правителей с ширванским домом. (Обращает на себя внимание также тот факт, что в родословие Шервашидзевых XVIII-XIX вв. повторяется мужское имя «Ширван».)

 Некоторые авторы прямо пишут о происхождении Шервашидзе от ширваншахов. Эта же версияБеслако Шервашидзе представлена в самой значительной досоветской русской энциклопедии Брокгауза - Ефрона. Фактически, с известной долей осторожности, к ней склоняется и З.В. Анчабадзе, в монографии которого – «Из истории средневековой Абхазии» - вопрос происхождения феодального рода Шервашидзе (Чачба) впервые стал предметом специального изучения [Анчабадзе 1959, с.190-195]. Однако существуют и другие мнения о происхождении Шервашидзевых. Так, акад. Н.А.Бердзенишвили высказал предположение, что фамилию Шервашидзе (в частности, абхазскую ее форму - Чачба) можно увязать с именем военачальника Куабулел-Отаго Тчатчас-дзе, который упоминается в летописи под 1045 год, как командующий абхазскими подразделениями грузинской армии. 

 Аргументами в пользу этой версии являются как определенное сходство между антропонимами «Тчатчасдзе» и «Чачба», так и то, что упомянутого предводителя абхазских отрядов звали Отаго, как и жившего полтора века спустя цхумского эристава (как известно, в феодальных родах нередко из поколения в поколение повторялись одни и те же имена). Однако в таком случае непонятно, почему летописец написал «Тчатчас-дзе» (ჭაჭას ძე), а не «Чачас-дзе» (ჩაჩას ძე), что было бы более правильным переводом на грузинский лад абхазской фамилии Чачба; и откуда у Чачбовых появилось новое родовое имя - Шарвашисдзе, столь прозрачно указывающее на Ширван.

 В последнее время версию Н.А. Бердзенишвили о генеалогической связи между онимами «Тчатчас-дзе» и «Чачба» поддержал Г.В. Цулая, по мнению которого «титул шарваша (ширваншах. - Г.А.) вполне мог лечь в основу второй фамилии и пожалован кому-нибудь из, естественно, главных представителей рода Чачас-дзе (Тчатчас-дзе.-Г.А.), столь рьяно послуживших в Абхазии знаменитому деду Давида IV Строителя - Баграту IV». Однако, автор не объясняет каким образом титул правителя Северо-Восточного Азербайджана мог быть пожалован абхазскому феодалу.

 Поэтому, нельзя категорически утверждать о происхождении рода Шервашидзе от военачальника XI века, хотя эта версия и может рассматриваться в качестве одной из гипотез.

 Менее убедительным кажется предположение акад. Н.Я. Марра о возможной связи фамилии Шервашидзе с именем некоего властителя Баграта Шаройского (груз. Шароели), который вскользь упоминается в агиографическом сочинении Х в. «Житие св. Григория Хандзтийского». Автор предлагает остроумную, но совершенно лишенную доказательств версию, будто от родового имени «Шароели», независимо от того, оно фамильного или географического происхождения, через промежуточную мегрельскую форму Шароши, с раздвоением «о» на «ва» (как в абхазском) и получением грузинского придатка дзе, могла получится фамилия «Шарвашидзе». 

  Ничем не подтверждается, также мнение Т.Гванцеладзе, будто в основе грузинской формы - Шарвашидзе, лежит сванское мужское имя Шаверш.

 К версии чисто абхазского происхождения рода Шервашидзе склонялся историк К.Д. Кудрявцев. Основываясь на фонетическом сходстве фамильных имен Чачба и Гечба (знатный род из Малой Абхазии, или Джигетии, расположенной между реками Бзыбь и Сочи) он допускал возможность происхождения рода Чачба-Шервашидзе от Гечбовых.

 Этому же автору принадлежит и другое мнение о происхождении князей Шервашидзе. Так, он считал возможным, что фамилия Чачба (Шервашидзе) является генетически родственной княжескому роду Ачба (Анчабадзе) и они оба происходят от разных линий абхазской царской династии, правившей с конца VIII в. по 978 г.

razvalini-dvorca-abxazskix-kniazey-lixni  По мнению З.В. Анчабадзе, «положение о чисто абхазском происхождении рода Шервашидзе может подвергнуто сомнению по следующим соображениям. Грузинские формы абхазских дворянско-княжеских фамилий, как правило, непосредственно исходят от соответствующих абхазских фамилий. Примеры: Маршаниа - Амаршан, Иналишвили - Иналипа, Анчабадзе - Ачба, Дзяпшишвили - Дзяпшипа, Марганиа - Маан и т.д. Что касается фамилии Шервашидзе, то она составляет исключение из этого правила. Абхазская форма этой фамилии (Ачачба-Чачба) ничего общего не имеет с грузинской ее формой – Шарвашидзе. Зато она кажется тесно связанной с фамильным наименованием Ачба: Ачба - Ачачба». Далее З.В. Анчабадзе, ссылаясь на сообщение одного из авторов XIX века в котором говорится, что по утверждениям абхазов, Ачба на старом их языке значит «князь», а Чачба - «над князем князь», пишет: «Исходя из этого, народное представление о «Чачба» как «князь над князем» может быть объяснено следующим образом; родовое имя Ачба, поскольку представители этого рода (по народному преданию) главенствовали в Абхазии, могло со временем приобрести смысл титула, соответствующего званию «владетеля». Такого рода примеры известны из истории феодальной Грузии: фамилия мегрельских мтаваров Дадиани осмысливалась как титул - «дадиан» (ср. выражение исторического источника: «Умер дадиан Манучар и вместо него дадианом стал сын его Леван»); то же самое произошло и с фамильным именем Гуриели. Вполне допустимо, что и в Абхазии фамильное наименование Ачба могло подобным же образом осмысливаться как титул владетеля («князя»). В конкретной форме это могло выразиться в дополнительном наращении именной основы фамильного названия «Ач», в результате чего образовалась форма Ач-ач-ба (Чачба), где «ба» является озвонченной формой слова «а-па» - «сын». (Подобная форма соответствует, к примеру, грузинскому слову «эриставт-эристави», т.е. «эристав над эриставами».) Не исключено, что такое образование могло возникнуть при наличии нового эристава Абхазии другой (и, возможно, не абхазской) фамилии».

 Если первого Шервашидзе правителем Абхазии действительно назначил Давид Строитель, как думает большинство авторов, то это событие, скорее всего, могло иметь место или в начале 1121 г., когда после набега на Ширван царь отправился в Абхазию и, дойдя до Пицунды, по сообщению летописца: «управился делами тамошними: достойных милости - наградил, а провинившихся - захватил и наказал»; или же в 1124 г., после занятия Давидом всего Ширвана.

 Возможно в 1120-1121 гг. в Абхазии -произошло выступление части феодалов во главе с местным правителем против политики централизации, осуществляемой Давидом IV. Подавив выступление, царь сместил древний

 правящий род (Ачба?), тысячами «нитей» связанный с местным дворянством, и назначил эриставом представителя ширванского дома, человека не менее знатного, но выходца из отдаленного прикаспийского края и, посему, не имеющему прочных связей с феодальной знатью Абхазии, а также Западного Кавказа в целом. Новый эристав, не имеющий опоры в местном обществе, был бы целиком зависим от царя. Кроме того, привлекая к себе на службу ширванскую знать, Давид мог преследовать цель еще более укрепить грузинское влияние в Ширване. Такая задача стала бы особенно актуальной после присоединения Ширвана (1124), в результате чего, правившая там в ту пору династия «Кесранидов», фактически, оказалась не у дел. Полностью отстранить от политической власти Кесранидов, с которыми находился в родстве (одна из дочерей царя была замужем за ширваншахом Манучехром II), Давид не мог, и, вероятно, этим тоже объясняется назначение одного из них правителем Абхазии.

 Таким образом, версия о происхождении рода Шервашидзе от ширванской династии Кесранидов, выглядит вполне достоверной. Вместе с утверждением в Цхумском эриставстве Шервашидзевы приняли православие и, видимо, скоро обабхазились в этническом отношении, что выразилось, в частности, также и в появлении у них местной фамилии - Чачба (Ачачба).

 З.В. Анчабадзе в связи с этим пишет: «по своему социальному облику феодальный род Шервашидзе, как и некоторые другие абхазские дворянские роды того времени, принадлежал к феодальному классу Грузинского царства, и в этом отношении Дотагод Шарвашисдзе по существу мало отличается от названных рядом с ним Барама Варданисдзе, Кахабери, Аманелисдзе или Бедиани. Вместе с тем это положение отнюдь не исключает того обстоятельства, что вскоре после своего утверждения в Абхазии Шервашидзе становятся такими же абхазскими феодалами, какими Варданисдзе были сванскими или Бедиани мегрельскими феодалами».

II

   В период монгольского нашествия на Малую Азию, одного из представителей рода Шервашидзе (Шарвашисдзе) видим в Конийском султанате Сельджукидов на высокой военной должности.

shervashidze-cholokashviliВ частности, анонимный грузинский летописец XIV в., говоря о приготовлениях сельджукского султана Кей-Хюсрева II к войне с монголами, пишет, что тот «поставил во главе [своих] войск Шарвашисдзе, Дардина по имени, абхаза, крепко державшегося [православной] веры, и весьма возвеличенного султаном из-за своей доблести». В ожесточенном сражении у горы Кесэ-даг в 1243 г. сельджукское войско было разбито, на поле брани пал и «прославленный» Дардин Шервашидзе.

 Князья Шервашидзе участвуют в антимонгольской борьбе и на территории Грузии. В источниках, правда, не сохранилось прямых указаний на это, но не подлежит сомнению, что каждое выступление абхазов в этот период, как, например, участие абхазской знати в заговоре грузинских феодалов с целью свержения монгольского ига в 1247г., возглавлялись эриставами из рода Шервашидзе.

 В процессе ослабления и распада Грузинского царства в XIII-XV вв. сильнейшие из эриставов, являвшиеся вначале лишь назначаемыми правителями административных округов, добиваются от царей признания за собой наследственных прав на владение данными территориями. На месте прежних эриставств образуются владетельные княжества (груз. самтавро), среди которых и Абхазское феодальное владение во главе с владетельными князьями (груз. мтавари; абх. ах) из рода Шервашидзе.

 В первой половине XIV в. территория, находившаяся в ведении Шервашидзе, сокращается; грузинский царь Георгий V (1314-1346) передал г. Цхуми (ныне Сухуми) с его округой, мегрельскому феодалу Дадиани - правителю соседнего Бедийского эриставства. Под властью абхазских владетелей, фактически, остаются только земли западнее Анакопии (ныне Новый Афон). Однако попытки правителей Мегрелии овладеть и Западной частью Абхазии успеха не принесли. В 1412 г. абхазское ополчение во главе с князем Шервашидзе разгромило Мамию II Дадиани, который был убит в бою.

 Тем не менее, Абхазское княжество до конца XVI в. находилось в зависимости от мегрельских мтаваров. В одной из грузинских хроник сказано: «все абхазы и Шервашидзевы подчинялись дадиану и ходили в походы под его началом». В источниках действительно нередко встречаем сообщения об участии абхазских сухопутных отрядов и морских сил в военных предприятиях воинственных мтаваров Мегрелии. Но, в целом, зависимость Абхазии от мегрельских владетелей не была прочной; «Шервашидзе подчинялся не всем приказам Дадиани» - отмечает тот же историк. 

 Высокий политический статус абхазского владетеля виден и в документах, касающихся событий 1459-1461 гг., когда мтавары под главенством царя Георгия VIII объединялись для похода против турок, захвативших Константинополь. В письмах, отправленных из Грузии в государства Западной Европы с предложением совместных действий для освобождения Византии, рядом с могущественными и полунезависимыми вассалами Георгия VIII - владетелями Самцхе и Мегрелии - назван и «Рабиа, князь Абхазии, вместе со своим братом и баронами».

 В конце XV в. Грузинское государство распалось на три царства и несколько владетельных княжеств. Абхазия, наряду с Мегрельским, Гурийским и Сванетским княжествами номинально считалась вассальным владением имеретинских царей, но мтавары постоянно стремились освободиться от всякой зависимости. Между феодальными образованиями велись частые войны, в которых активно участвовали и абхазские владетели Шервашидзе. Видимо, уже в XVI в. (если не раньше) они вернули себе Цхумскую (Сухумскую) область, установив границу с Мегрелией в районе реки Кодор.

 В первой половине XVII в. владетелем Мегрелии был Леван II Дадиани (1611-1657), который задумал свергнуть имеретинского царя Георгия III и занять его престол. С этой целью он заключил союз с абхазами, гурийцами и сванами. Союз с абхазами был скреплен женитьбой Левана на дочери абхазского владетеля Шервашидзе. Абхазская княжна, по сообщению католического миссионера Ламберти, «помимо природной красоты, обладала всеми добродетелями, которые подобают женщине ее фамилии: в вышивании, чтении, письме, щедрости и учтивости она не имела себе равных, так что своим благородством она привлекла к себе сердца своих подданных». 

 С помощью абхазских войск Леван II в 1623 г. вторгся в Имеретию, разбил Георгия III и обратил его в бегство. Однако, вскоре после этого Леван, намеревавшийся подчинить всех соседей, внезапно напал на своего вчерашнего союзника Шервашидзе. 

 Началась длительная война мегрельского владетеля с абхазами, которая продолжалась и после смерти Левана. Однако если при Леване II Мегрельское княжество было сильным в политическом отношении государством, то после Левана его положение значительно ухудшилось. Там началась внутренняя смута; имеретинские и абхазские правители усилили военный нажим, чтобы отомстить мегрельским феодалам за опустошительные походы, которые те совершали под предводительством Левана. При этом, в отличие от прежних времен, когда абхазы, совершив набег, возвращались обратно с добычей и пленниками, теперь они уже стали захватывать земли и обосновываться на них, доведя границы Абхазии к концу XVII в. до р. Ингури. 

 Окрыленный удачей владетельный князь Сорех Шервашидзе задумал завладеть и той частью Мегрельского княжества, которая находилась восточнее Ингури. Воспользовавшись политическими неурядицами, царившими в Мегрелии, он объявил себя ее мтаваром и вместе со своим двоюродным братом Квапу совершил ряд походов на левобережье реки. Однако чрезмерное усиление абхазских князей вызвало беспокойство у фактического правителя Имеретинского царства - Георгия Абашидзе, который напав на абхазов, вынудил их остановить наступление.

 Абхазское княжество, расширившись территориально, было разбито на уделы, которыми правили ближайшие родственники владетеля. Так, в конце XVII в. сыновья владетеля Абхазии Зегнака Шервашидзе - Ростом, Джикешиа и Квапу поделили страну на три части: территория по р. Кодор досталась Ростому, который как старший из братьев унаследовал от отца титул владетельного князя; Джикешиа утвердился в области между реками Кодор и Галидзга, которая впоследствии была названа Абжуа(«Средняя область»); младший - Квапу занял район между Галидзгой и Ингури, названный позже Самурзакано, по имени сына Квапу, Мурзакана Шервашидзе. Во второй половине XVIII в. выделился еще один удел - Гум(от р. Шицкуара до Кодора).

 Удельные князья (владельцы) Абжуа, Самурзакано и Гума считались вассалами главного владетеля (аха), резиденция которого была в селе Лыхны, хотяabkhazski-dvorianin фактически далеко не всегда ему подчинялись. Однако и эти сравнительно крупные области, как и домен самого владетеля (Бзыбская область), в свою очередь дробились на более мелкие сеньории других абхазских княжеских (атауад) фамилий: Ачба (Анчабадзе), Дзяпшипа, Иналипа, Чаабылырхуа, Эмхаа (Эмухвари), Чхотуа. В слабой зависимости от владетелей находились горные общества Абхазии, где первенствовали князья Маршаны (Амаршан, Маршаниа), и племена Малой Абхазии (Джигетии) под управлением князей Гечба, Цанба, Аредба, Ачба, Аублаа. Помимо высшего феодального слоя - князей (владельческой фамилии и тавадов), господствующий класс Абхазии включал также многочисленное среднее и мелкое дворянство (аамста), находившееся в вассальной зависимости от Шервашидзевых и других княжеских (тавадских) родов. Влиятельными дворянскими фамилиями считались Маан (Марганиа), Лакрба (Лакербаиа), Мканба, Званба и др.

 Со второй половины XVI в. в Абхазском княжестве возрастает турецкое влияние, среди части населения распространяется ислам, в Сухумской крепости и некоторых других прибрежных пунктах появляются османские гарнизоны. Но в целом зависимость правителей Абхазии от Стамбула была минимальной. Абхазы часто восставали и изгоняли турок, совершали морские набеги на побережье Анатолии. По сообщению французского консула в Крыму, М.Пейсонеля, писавшего во второй половине XVIII в., турецкое правительство назначало в Абхазию «своего бея, называемого беем абазинцев (абхазов. - Г.А.), который, однако, пользуется только титулом начальника без всякой власти. Резиденция бея находится в Сухуме. Главное начальство в этой местности принадлежит паше Черноморского побережья, но абазинцы не повинуются ни ему, ни турецкому бею, и лишь одна сила может привести их к покорности и повиновению». Нередко выступления абхазов против османцев координировались с действиями грузинских повстанцев. Много сведений об этом как в османских, так и в грузинских письменных источниках. Например, в документе, датированном 1704 годом, турецкий чиновник извещает Стамбул: «Кяфир (неверный. - Г.А.) Дадиан, назначенный (правителем) Мегрельской области, и абхазские кяфиры, формально считавшиеся покорными, вышли из повиновения. Восставшего на суше Дадиана с моря поддержали абхазские кяфиры; захватили крепости Анаклиа и Рухи, находившиеся под властью ислама». В истории освободительной борьбы Западной Грузии против османского господства примечательна Хресильская битва 1757 г., в которой имеретинский царь Соломон I разгромил турецкое войско. На стороне имеретин в битве участвовал абхазский отряд во главе с самурзаканским удельным князем Хутуниа Шервашидзе, который пал смертью храбрых, сразив в бою 16 вражеских солдат.

 В XVIII в. некоторые представители рода Шервашидзе, приняв ислам, поступили на службу Османской империи; к 1744 г. с титулами пашей и беев они управляли крепостями Поти, Батуми, Восточным Лазистаном. Те же, кто остался в Абхазии, за малым исключением, придерживались православной веры. 

 В середине XVIII в., когда пашой в Сухуме был джигетский князь Асланбей Геч (Гечба), османцы спровоцировали в Абхазии феодальный мятеж против владетеля Манучара (Манчи) Шервашидзе и выслали его, вместе с братьями - Ширваном и Зурабом, в Стамбул, где Шервашидзевых обратили в ислам. За время их отсутствия усилились князья (тавады) Дзяпшипа, завладевшие побережьем Центральной Абхазии, и присвоившие разные административные функции и доходы, ранее принадлежавшие владетелю. Возможно, тогда возникла легенда, будто фамилия Дзяпшипа – боковая ветвь владетельного рода.

 Впоследствии турки вернули Зураба Шервашидзе и сделали его владетелем Абхазии на условиях вассальной зависимости. Но Зураб не стал послушным проводником османского влияния в стране. В 1771 г. он поднял восстание и вместе с самурзаканским владельцем Леваном Шервашидзе выбил османский гарнизон из Сухумской крепости (абх. Акуа). Однако турки, воспользовавшись раздорами среди абхазских предводителей, снова завладели крепостью. Вскоре пашой в Сухуме назначается Келешбей (Келеш-Ахмед-бей) Шервашидзе, сын прежнего владетеля Манучара. Тогда же Зураб Шервашидзе заставил князей Дзяпшипа вернуть часть захваченных ими земель, но чтобы окончательно не рассориться с этой сильной фамилией, женил своего племянника Келешбея на девице из рода Дзяпшипа.

 В 1780 г. абхазские феодалы еще раз предприняли попытку завоевать Мегрельское княжество. Владетель Абхазии Зураб Шервашидзе вместе с Келешбеем, абжуйским владельцем Бекирбеем и самурзаканским владельцем Леваном, собрав около 11 тысяч воинов, включая северокавказских союзников, форсировали Ингури и встали у Рухской крепости. Грузинский поэт Бесики, современник этих событий, инициаторами вторжения считает Келешбея и saberio-shervashidzeЛевана Шервашидзе, подбивших на выступление Зураба и Бекирбея. Мегрельский владетель Кациа II Дадиани, не имея достаточной силы для отражения абхазов, обратился за помощью к имеретинскому царю Соломону I, который незамедлительно выступил на помощь. Ожесточенная битва произошла между Рухи и Зугдиди и закончилась поражением абхазов, отступивших на правый берег Ингури. Согласно сохранившимся сведениям, судьбу сражения решил фланговый удар войск Соломона I. Из абхазских предводителей особой доблестью отличился Бекирбей Шервашидзе.

 К теме Рухского сражения, в котором участвовали представители многих аристократических фамилий Западной Грузии, и в дальнейшем неоднократно обращались грузинские писатели и поэты. В отдельных произведениях, созданных на эту тему, выделяется рассказ о несостоявшемся поединке между Соломоном I и Бекирбеем Шервашидзе. Наиболее подробно воспроизводит его на основе устных преданий, сохранявшихся до начала ХХ века, публицист и писатель И.М.Чкониа (1860-1927 гг.), выступающий под псевдонимом Т.Магмадзе. По его данным, гурийцы и верхние имеретины в жарком бою обратили в бегство абхазских союзников, но собственно абхазское войско стояло подобно скале и упорно отбивало атаки мегрелов и нижних имеретин. Тогда Соломон I крикнул полководцу Кайхосро Церетели: «В чем дело, Кайхосро! Тебе, истребившему султанское войско, разве абхазы должны чинить трудности?» Церетели на это ответил: «Мой господин, пусть Ваш гнев падет на меня, если один Бекирбей Шервашидзе не равен всему султанскому войску! Не будь его, победа была бы уже за нами».

 Царь в подзорную трубу разглядел Бекирбея и, пришпорив коня, двинулся на него. На полном скаку противники сблизились на сабельный удар, но заглянув друг другу в глаза, не сразившись, разъехались в разные стороны.

 Потом их спросили, почему они не бились.

 Царь ответил: «Никогда не встречал я молодца, подобного Бекирбею. В тот миг, когда он верхом на коне пролетал мимо меня, я был поражен его доблестным видом, захотел сдружиться с ним и использовать на пользу отечества. Поэтому я пожалел его молодость и не стал причинять вред! Хотя кто знает, может быть в схватке я сам был бы сражен?».

 Бекирбей сказал: «Сблизившись с царем на сабельный удар, я ожидал первого взмаха от него, как это принято между старшим и младшим, но он не пожелал атаковать и так взглянул на меня, что мне и в голову не пришла мысль поднять оружие».

 Такое отношение к противнику, быть может, несколько преувеличенное в литературе, имеет определенную историческую основу. Оно объясняется наличием устойчивых связей между грузинскими и абхазскими феодалами, представлявшими один культурно-исторический мир, к которому была близка и северокавказская знать.

 Спустя немного времени возникла вражда между владетельным князем Зурабом и его племянником Келешбеем. Зурабу помощь в борьбе оказал мтавар Кациа Дадиани, против которого он прежде выступал, однако междоусобица закончилась победой Келешбея, за которым стояла Османская империя.

 Таким образом, около 1784 г. верховным владетелем Абхазии стал Келешбей Шервашидзе (Чачба), мусульманин, выросший в Османской империи. Своей главной резиденцией он избрал Сухум, в недавнем прошлом турецкий опорный пункт. Османское правительство было вынуждено примириться с этим фактом и, чтобы не обострять ситуацию, «поручило» защиту крепости абхазскому владетелю. 

 Однако в лице Келешбея султан не получил покорного вассала. Новый владетель проводил активную внутреннюю и внешнюю политику; расширил свои домениальные владения, распространил влияние Абхазского княжества на соседние горские племена и вмешивался в междоусобицы западногрузинских феодалов.

 Централистическая политика Келешбея приводила, порой, к силовым конфликтам внутри Абхазии. Так, влиятельную оппозиционную партию возглавлял абжуйский владелец Бекирбей Шервашидзе (Чачба), которого поддерживали Анчабадзевы, Дзяпшиповы и некоторые другие феодальные кланы. Причиной княжеской «фронды» было «неудовольствие высших сословий вообще против Келеш-бея за слишком крутое обращение с ними». Однако Келешбей энергичными действиями подавил вооруженное сопротивление абжуйских феодалов. Разбив ополчение Бекирбея, он окружил его в Атарской крепости и вынудил сдаться. По условиям мира, заключенного между противоборствующими сторонами, Бекирбей сохранил за собой удельное владение, но вынужден был покориться владетелю.

 После этих событий, несмотря на формальное примирение сторон, между главной (владетельной) и абжуйской ветвями рода Шервашидзе воцарились более чем прохладные отношения, что явно чувствуется в некоторых документальных памятниках XIX века. Нормализация отношений между этими влиятельными семействами произошло только спустя ряд десятилетний, когда владетелем Абхазии был уже внук Келешбея – Михаил (Хамутбей) Шервашидзе (1823-1864), а Абжуйским уделом правил сын Бекирбея – Алыбей (в крещении - Александр).

 После присоединения Восточной Грузии к Российской империи (1801) и установления русского протектората над Мегрелией (1803), Келешбей выступил за сближение с Россией. Он также пытался установить связи с наполеоновской Францией. Открытый разрыв с Османской империей произошел в 1806 г., когда абхазский владетель укрыл у себя опального турецкого сановника Таяр-пашу и отказался его выдать, несмотря на требование султана. Этим поступком Келешбей, как сказано в документе, «навлек на себя всю тяжесть гнева султана». Против Абхазии была направлена турецкая эскадра (11 кораблей) с десантом на борту, однако, обнаружив, что Келешбей располагает сильными береговыми укреплениями и многочисленным ополчением, турки без боя повернули назад. С этого момента абхазский владетель больше «повелений султана не исполнял, управляя своим народом».

 Порвав с формальной зависимостью Абхазии от Османской империи, Келешбей не стремился вступить в подданство России, активно утверждавшейся на Кавказе. В частности, командующий русскими войсками в Мегрелии генерал Рыкгоф в своем рапорте от 8 июня 1807 г. отмечал: «Келеш-бек только наружно оказывает русским его дружбу». Если иметь в виду конкретные факты, примечательно, что в марте 1807 г. русские предложили Келешбею отбить у турок крепость Поти (шла русско-турецкая война), комендантом которой был Кучукбей Шервашидзе (Чачба). Абхазские отряды выступили в поход, но активного участия в боях не приняли, и затем были распущены под предлогом отсутствия продовольствия.

 В столь непростой политической обстановке 61-летний владетельный князь Абхазии Келешбей Шервашидзе был убит заговорщиками возле своей сухумской резиденции в ночь на 2 мая 1808 г.

 В историографии нет единого мнения по вопросу, кто был заказчиком и непосредственным исполнителем этого убийства. Согласно одной из версий заговор против Келешбея организовали турки, а исполнителем их воли выступил старший сын владетеля - Асланбей. По другой версии, убийство Келешбея было организовано правителями Мегрелии.

 В последнее время выдвинуто предположение, что устранение Келешбея дело рук русской военной администрации, подстрекаемой правительницей Мегрелии Нино Дадиани, которая стремилась проложить путь к княжескому престолу своему зятю Сафарбею - одному из младших сыновей Келешбея.

 В Сухуме в качестве нового владетеля укрепился Асланбей, восстановивший отношения с Османской империей. Сафарбей (в крещении - Георгий) бежал в Мегрелию и обратился к императору Александру I с просьбой принять Абхазию в русское подданство. Из Петербурга пришел положительный ответ, но так как дело происходило во время перемирия с Турцией, было предписано хранить все в тайне до благоприятного момента.

 Вскоре в Западной Грузии возобновились боевые действия; русские войска осадили Поти, вынудив Кучукбея Шервашидзе сдать крепость и отплыть в Трапезунт с остатками гарнизона. После взятия Поти, наступила очередь Имеретии, царь которой Соломон II, в отличие от правителей Мегрелии и Гурии, не собирался покоряться русским без боя.

 Во время военных действий в Имеретии русским войскам помогали мегрельские и гурийские феодалы. Асланбей Шервашидзе, находившийся в союзнических отношениях с Соломоном, двинулся против Мегрелии с 4-тысячным отрядом, но пока он находился в походе, русские с моря атаковали Сухумскую крепость и захватили ее (10 июля 1810 г.). Георгий (Сафарбей) Шервашидзе был доставлен в Абхазию русскими войсками и провозглашен владетельным князем под верховным покровительством России. Асланбей был вынужден отступить в горы, а вскоре, с частью своих сторонников - бежать в Турцию, но еще долгие годы он продолжал вести борьбу против Российской империи и ее ставленников из рода Шервашидзе.

III

 По Бухарестскому миру 1812 г. Турция отказалась от власти над Абхазией в пользу России. Абхазия превратилась в автономное княжество в составе Российской империи, в которой последовательно правили Георгий (Сафарбей) Шервашидзе (1810-1821), затем его сын Димитрий (Омарбей) Шервашидзе (1821-1822) и второй сын Михаил (Хамутбей) Шервашидзе.

 Георгий (Сафарбей) не был сильным правителем в отличие от своего отца. Его власть, опиравшаяся на русские штыки, не пользовалась популярностью в народе. Горные общества Абхазии - Цебельда, Дал, Псху и др., где главным образом правили различные отрасли рода Маршан, не приняли «верховное покровительство» Российской империи и отказались подчиняться владетелю - ставленнику России. Независимость сохранили также большинство племен Малой Абхазии (Джигетии). Что касается политической обстановки на территории, подвластной владетелю, то и она не внушала доверия русским властям; они не чувствовали себя в безопасности за стенами Сухумской крепости, где располагался русский гарнизон. По данным русского военного историка XIX в. В.Потто, «Самый гарнизон жил как бы в постоянной блокаде: нужно ли было нарубить в ближайшем лесу дров, или накосить сена - солдаты посылались вооруженными командами; никто из абхазцев не впускался в крепость вооруженным; сторожевая цепь, с ружьем у ноги, днем выдвигалась вперед на сто шагов от крепости; на ночь она убиралась, но крепостные ворота тогда запирались, и за стены выпускались собаки, которые оберегали гарнизон от нечаянных ночных нападений, громким лаем давая знать о приближении абхазцев, которых они ненавидели».

 Эмигрировавший из страны Асланбей по-прежнему считал себя ее законным правителем. Он время от времени появлялся в Абхазии и поднимал восстания, на подавление которых русские высылали регулярные войска и феодальные ополчения своих сторонников из числа местной знати.

 Серьезным соперником Георгия считался и его младший брат Хасанбей, владевший гумским уделом. В.Потто характеризует Хасанбея как «человека железного, предприимчивого характера, но, к сожалению, всей душой преданного мусульманству». Поэтому он не пользовался доверием у русской администрации. После смерти Георгия Шервашидзе (февраль 1821 г.) было решено арестовать Хасанбея и выслать его из Абхазии. Сухумский комендант пригласил Хасанбея в крепость под предлогом совещания и когда гумский владелец, как почетный гость, вошел в его дом, на него набросилась толпа солдат, свалила его на пол, сорвала с него оружие и связала веревками. Немногочисленная свита князя, стоявшая во дворе, услышав шум, догадалась, в чем дело и с обнаженными шашками бросилась к нему на выручку. Запертые двери были сорваны с петель, но здесь солдаты встретили нападавших штыками: двое абхазов были заколоты, остальные обезоружены.

 Смерть владетеля и вероломный захват Хасанбея вызвали массовые волнения в Абхазии. Вскоре народное движение возглавил Асланбей Шервашидзе, спешно вернувшийся на родину. Силы его быстро росли. Уже 11 сентября 1821 г., во главе значительной конницы, с распущенными знаменами, он торжественно проехал под самыми стенами Сухумской крепости.

 Для подавления восстания на Абхазию с военными силами в поход двинулся правитель Имеретии генерал Горчаков. Асланбей с тремя тысячами воинов встретил его в районе устья Кодора. После упорного боя, продолжавшегося в течении 16 часов, русские прорвали укрепленные позиции повстанцев и 13 ноября 1821 г. вступили в Сухум. Оттуда Горчаков, выслав часть войск к Цебельде, с основными силами вторгся в Бзыбскую Абхазию, подвергнув ее опустошению. Асленбей отступил в Джигетию, под защиту абхазского племени садзов. Владетелем Абхазии Горчаков провозгласил сына Георгия Шервашидзе, Димитрия (Омарбея), который с 1810 г. воспитывался в Петербурге, а теперь был привезен на Кавказ. Для защиты молодого владетеля в его резиденции, Лыхны, были оставлены две роты солдат (300 штыков) при двух орудиях. Вскоре Асланбей во главе отряда садзов напал на Лыхны, но был отброшен и покинул пределы Абхазии.

 Нового владетеля, Димитрия Шервашидзе, забывшего даже абхазский язык за годы пребывания в России, народ не считал своим. Имели место нападения на его дворец. А в 1822 г. он внезапно умер (по официальной версии был отравлен одним из приверженцев Асланбея).

 В 1823 г. владетелем Абхазии был утвержден второй сын Георгия Шервашидзе Михаил (Хамутбей), который, в отличие от обрусевшего Димитрия, «был воспитан в обычаях родины». Однако власть его была еще более призрачной. Молодой владетель первые несколько лет даже жил за пределами своего княжества, преимущественно, в Мегрелии. В разных частях Абхазии происходили волнения, усилившиеся к 1824 г. Для устрашения абхазов русские власти решили наказать жителей некоторых селений. 22 мая 1824 г. отряд войск сухумского гарнизона (225 штыков) сжег с. Акапа, но на обратном пути попал в засаду и был полностью разгромлен. Это послужило сигналом для народного восстания, охватившего всю Абхазию. На турецком корабле поспешил на родину Асланбей. Повстанцы блокировали сухумский и лыхненский гарнизоны, нападали на феодалов, державшихся русской ориентации.

 Русское командование приняло энергичные меры для подавления восстания: на Абхазию вновь двинулся Горчаков с 2500 человек и артиллерией; из Севастополя были вызваны военные корабли. Первая стычка произошла при переправе отряда Горчакова через Ингури. Карательная экспедиция с боями продвигалась вперед, неся значительные потери. Сухопутное наступление поддерживалось массированным огнем корабельной артиллерии. 10 июля Горчаков достиг Сухума, а еще через несколько дней началось наступление русских на Бзыбскую область. Рассеяв отряды повстанцев, Горчаков деблокировал осажденный лыхненский гарнизон. Разбитый Асланбей снова бежал в Турцию. Туда же были вынуждены эмигрировать сотни других участников движения.

 Последний раз Асланбей прибыл в Абхазию в 1830 г., но после безуспешной попытки поднять новое восстание, вынужден был навсегда покинуть родной край.

 С конца 20-х годов XIX в. русские войска активизировали действия на восточном побережье Черного моря. В 1830 г. была организована т.н. «Абхазская экспедиция», целью которой было овладение побережьем от Сухума до Анапы. Правда, экспедиционные силы продвинулись только до Гагры, остановленные сопротивлением садзов и убыхов, но на карте Абхазии появились новые русские укрепления: Бамбора, Пицунда, Гагра. В 1837 г. главнокомандующий русскими войсками на Кавказе барон Розен с 7-тысячным отрядом совершил поход в Цебельду и заставил некоторых правивших там князей Маршан присягнуть на верность императору.

 Усиление русского военного присутствия в Абхазии, усилило и позиции владетеля Михаила Шервашидзе. С 1830 г. он уже прочно обосновался в Абхазии. С другой стороны, его возросший авторитет, личные связи и качества правителя во многом помогали русским в таком сложном для них регионе, каким был Западный Кавказ - второй после Чечни и Дагестана очаг Русско-горской (Кавказской) войны.

 Михаил был для своего времени образованным человеком, которому, по отзывам современников, отнюдь не были чужды высокие идеалы. Кроме родного абхазского языка он владел языками убыхским, адыгейским, грузинским, русским, турецким. В уже разграбленном и заброшенном очамчирском дворце владетеля еще в 1867 г. Можно было видеть остатки его библиотеки с книгами и журналами на русском, французском, итальянском языках.

 Писал Михаил, в основном, на грузинском языке; большей частью погрузински составлены его послания в адрес русской кавказской администрации и, естественно, на этом языке переписывался он со своей супругой, Александрой, урожденной княжной Дадиани. Кроме этого, последний владетель Абхазии обладал многими качествами, которые высоко ценились среди кавказских горцев: отлично стрелял, ловко владел конем, не боялся опасностей; будучи воспитан у знаменитого предводителя убыхов, Хаджи Берзека, Михаил прекрасно разбирался в тонкостях сложнейшего абхазо-адыгского этикета.

 Михаил Шервашидзе (как его отец Георгий, и брат Димитрий) был возведен на владетельский престол русскими, и как ставленник России, пожалованный в генерал-адъютанты, всегда признавал верховную власть императора. Однако делал он это без особого энтузиазма и подобострастия по отношению к русской администрации. Кавказское начальство видело это, но до определенной поры не трогало Михаила, чтобы не вызвать в Абхазии новых беспорядков. Во время Восточной войны 1853-1856 гг. Абхазия и Мегрелия были некоторое время оккупированы турками. Русские войска покинули территорию княжества, но Михаил остался. Турки, стараясь привлечь на свою сторону абхазского владетеля, пожаловали ему титул паши и назначили правителем всего Восточного Причерноморья, но Михаил ничего не сделал для них. Несмотря на это, после войны русские обвинили его в измене. Правда, пока продолжалась Кавказская война абхазского владетеля остерегались трогать, но к моменту завершения военных действий (официальная дата: 21 мая 1864 г.), Михаил Шервашидзе был отстранен от власти (апрель 1864 г.), а в июне 1864 г. было объявлено об упразднении Абхазского княжества и введении прямого русского управления. Абхазия была переименована в Сухумский военный отдел с подчинением кутаисскому генерал-губернатору. В ноябре 1864 г. постаревший и больной Михаил был арестован под надуманным предлогом и выслан в Россию, где скончался в апреле 1866 г. Тело Михаила Шервашидзе перевезли на родину и с почестями погребли в Моквском соборе.

 Вскоре после этого в Абхазии была предпринята попытка реставрации владетельской власти.

 Акт ликвидации Абхазского княжества и связанное с этим усиление колониального гнета, вызывал стихийное недовольство в народе. В частности, голоса протеста открыто раздавались на похоронах Михаила, который, как многие считали, был убит русскими. Эти настроения привели к новому восстанию в Абхазии, непосредственным поводом для которого послужило недовольство масс условиями готовящейся крестьянской реформы. Восстание началось 26 июля 1866 г. в с. Лыхны, где вооруженными крестьянами были убиты начальник Сухумского военного отдела полковник Коньяр и сопровождавшие его офицеры и чиновники, а также перебита казачья сотня. Тогда же было заявлено о воссоздании Абхазского княжества. Повстанцы провозгласили владетелем (фактически, помимо его воли) 20-летнего сына Михаила Шервашидзе - Георгия, который, как царский офицер, нес службу в Тифлисе и лишь случайно оказался в то время в Абхазии.

 Повстанческий штаб уже вечером 26 июля разослал гонцов о сборе войска во все абхазские общества. Было объявлено о походе на Сухум; другими объектами нападения выбрали укрепления Пицундское и Цебельдинское.

 27 июля абхазы, силами до двух тысяч человек пехоты и конницы, под боевыми знаменами, атаковали Сухум и захватили городские кварталы, но на второй день, оперативно прибывшие на помощь гарнизону войска, оттеснили их от моря. Впрочем, вскоре и повстанцы получили подкрепление, и штурм возобновился с новой силой. 29 июля в абхазский лагерь прибыл Георгий Шервашидзе в сопровождении почетной свиты. Его встречали как владетеля; развевалось княжеское знамя. В песне, которую воины пели молодому князю, говорилось о кровной мести за Михаила. Когда пропели куплет: «Когда в тебе, князь Георгий, было четыре четверти, то русские убили твоего отца, теперь же когда ты достиг пяти четвертей, тебе удалось отомстить русским за твоего отца», Георгий Шервашидзе, который в эти дни недвусмысленно выражал сомнение в успешном исходе восстания, вскочил с места и рассерженный заявил: «Отец мой никогда не был убит русскими, а вы, омыв руки кровью невинных моих гостей, хотите сделать меня виновником всего этого».

 Ожесточенные бои в городе и его окрестностях продолжались до первых чисел августа, но когда в Абхазию вступили крупные силы под общим командованием кутаисского генерал-губернатора Святополк-Мирского, повстанцы отступили. Восстание не имевшее единого руководства, было скоро подавлено, а Георгий Шервашидзе выслан в Россию, без права возвращения на Кавказ. Одним из самых тяжелых последствий событий 1866 г. было вынужденное переселение 20 тысяч абхазов в Османскую империю.

 После включения Абхазии в состав России Шервашидзевы первыми из абхазских аристократических родов были утверждены в княжеском достоинстве Российской империи. В частности, еще в 1834 г. владетелю Михаилу Шервашидзе и его сыну был предоставлен титул светлейших князей. Высочайше утвержденным 10 февраля 1875 г. мнением Государственного Совета сыну последнего владетеля – Георгию Михайловичу Шервашидзе был сохранен лично титул светлейшего князя, а его потомству, а также брату его Михаилу Михайловичу и братьям отца - Константину и Александру Георгиевичам Шервашидзе и их потомству был предоставлен титул князей сиятельных.

Георгий Зурабович Анчабадзе - Доктор исторических наук, профессор.

Помощь в генеалогическом поиске
Список Княжеских фамилии Грузии
Фамилии потомственных почетных граждан


Эристовы

 Фамилия Эристовых (Эристави) происходит от титула эристави (от древнегрузинского эри - народ, люди и тави - начальник), принадлежавшего сначала должностным лицам (соединявшим гражданскую и ...

подробнее...

Тактакишвили

 Тактакишвили (Тактаковы) - княжеский род, происходящий из юго-западной Грузии. Владели княжеством Сатактакишвило и родовым монастырем-усыпальницей в Тири. В грамоте грузинского царя Ростома 27 ...

подробнее...

Пхеидзе

 Пхеидзе - княжеский род; в России так именовалась в XVIII XIX вв. одна из ветвей рода князей Мхеидзе. но под той же фамилией упоминаются и в грузинских хрониках. Паата Пхеидзе в 1712 г. ...

подробнее...

Ходжаминасашвили

 Ходжаминасашвили (Ходжаминасовы) - Грузинский княжеский род армянского происхождения, возводили себя к древним князьям Шагапуна. В грамоте Ираклия II 1775 г. уроженец Жулфы, переселившийся в ...

подробнее...