Ровно сто лет тому назад (в 1782 году) по тифлисским улицам гулял в каком-то оригинальном мундире некто Рейнегс и его всегда сопровождал, в качестве адъютанта, одетым в такой же мундир сын грузинского царя Ираклия II двенадцатилетний мальчик царевич Александр. Это было в то время, когда императрица Екатерина и князь Потемкин имели намерение освободить христианские народности из-под ига турок и персиян, когда карабахским меликам и эриванским армянам предлагалось сбросить с себя магометанское иго. Некто германский доктор Рейнегс, который много путешествовал по востоку, князем Потемкиным был избран уполномоченным для воодушевления надеждами кавказских христиан. Доктор Рейнегс - человек в высшей степени увлекающийся, гуляя по улицам Тифлиса вместе с царевичем Александром, приглашал народ составить отряды войск, собраться в долине Арарата, сокрушить трон персидских шахов, завладеть даже Анатолию основать в Закавказье одно сильное христианское государство и сулил не мало и других в том же роде надежд...

 Доктор Рейнегс уже воображал себя предводителем будущего войска, изобрел себе какой-то оригинальный мундир, в котором, как мы сказали, одет был сам и сопровождавший его маленький адъютант. Вот в руках этого-то человека и в таких мечтах воспитывался юный царевич Александр.

 История последнего периода грузинского царского дома весьма поучительна для царств и народов. Она указывает, в какой степени далек от благоденствия тот дом, где члены семейства заняты внутренними семейными раздорами: она указывает — как раздоры губят не только близкий к падению царствующий дом, но даже наносят большие удары нации и стране. Вступление Ага-Магомед-Хана в Грузию, постоянные нападения диких лезгин и общее бедствие страны в конце прошлого столетия—служат хорошими аргументами справедливости высказанного нами положения. Известно, что царь Грузии Ираклий II был женат три раза. От первой жены имел одну дочь, от второй—сына Георгия и дочь, a от третьей же, Дарии Дадиани, шесть сыновей: Юлона, Вахтанга, Антона, Мириана, Александра и Парнаоза и трех дочерей—всего 7 сыновей и 5 дочерей. По законам Грузии престол наследовал мужеский пол по порядку, по старшинству возраста. Наследником Ираклия считался его старший сын Георгий, который при жизни отца был женат два раза и от первой жены имел четырех сыновей: Давида, Иоанна, Баграта и Теймураза и четырех дочерей, a от второй—пять сыновей и двух дочерей - всего 9 сыновей и 7 дочерей. Оставив таким образом в стороне число внуков, Ираклий и его наследник имели 28 человек детей, материальное обеспечение которых в то тяжкое для Грузии время было самым трудным вопросом и служило предметом забот их родителей.

 Эти интересы то и послужили причиною семейных раздоров. Последняя жена Ираклия, Дария, женщина замечательная, всеми средствами старалась преследовать царевича Георгия и его семейство и выдвинуть вперед своих родных детей. Даже такой талантливый человек как Ираклий не в состоянии был противостоять стремлениям своей жены. С другой стороны, Георгий, несмотря на свое болезненное состояние и природную слабость, старался провозгласить наследником престола не сына Дарии, Юлона, a своего первенца, Давида, которого поспешил женить на девице Елене, дочери армянского священника Семена Абамеликова. Но женитьба Давида на армянке подала повод царице Дарии возбудить некоторых из грузин против наследника Георгия, что и послужило поводом к нескончаемым между усобицам. Печальные от них последствия были чувствительны для страны, в особенности когда отношения между Грузией и Персией стали враждебны. Следует сознаться, что во всей грузинской царской семье смелее всех, талантливее, братолюбивые и с более высокими стремлениями был пятый сын Дарии, Александр родившийся в 1770 году. Ираклий, зная способность своего сына Александра в 1794 году, с отрядом войск отправил его на помощь имеретинскому царю Соломона.

 Едва вернулся Александр из удачного имеретинского похода, как был послан с войском на помощь шушинскому и эриванскому ханам против Ага-Магомед-Хана и восьмитысячное войско шаха разбито было им на границах Карабаха. Но ожесточенный Ага-Магомед-Хан ворвался в Грузию 11 сентября 1795 года; в день разрушения Тифлиса, в числе сражавшихся против персиян царевичей мы не видим Александра. Где он находился в то время—нам неизвестно. Однако, в том же году, после отступления персиян, Александр, во главе грузинского войска, осаждает Ганджу (Елисаветополь). Не долго спустя, Ираклий, в 1797 году, в Телави заболевает, a в Тифлисе свирепствует чума. В это время Александр уже недоволен своими родителями и в особенности наследником Георгием. Он стремится, с помощью борчалинских и казахских татар, вступить в Тифлис и объявить себя независимым государем, но чума препятствует ему в этом. 11 января 1798 г. скончался Ираклий II. Ни при его смерти, ни при его похоронах не присутствовали ни наследник Георгий, ни Александр. Первый занят был объявлением себя царем, a второй боялся показаться, чтобы не попасть в руки Георгия, от которого он ожидал только смерти. Тем не менее, когда тело Ираклия привезли в Мцхету, для предания земле, Александр, ночью, тайно вошел в церковь дал последний поцелуй бездыханному трупу своего отца и удалился за Душети в горы.

 Георгий, со дня вступления на престол, начал относиться враждебно к своей мачехе царице Дарии и к ее детям, y которых понемногу начал отбирать имения и передавать своим родным детям. С этого времени Александр удалился из своего отечества. Быстро проехал он в Ахалцихе отсюда в Имеретию, вновь в Ахалцихе, Карс и, наконец, в Ганджу. Войска Георгия гнались за ним, но напрасно.

 Хотя в 1800 году в Тифлисе стояло два полка русских войск для защиты престола Георгия, ноЦаревич Александр Ираклиевич Александр, вместе с лезгинами с Омар-ханом во главе их, готовился напасть на Тифлис, недалеко от р. Иори, в августе 1800 г. было дано кровопролитное сражение и лезгины была разбиты на голову. Александр при этом сам был ранен и принужден был бежать, но вовсе не для того, чтобы успокоиться. Видя то зло, которое наносилось жителям страны от ежедневно увеличивавшейся распри в царском семействе, Георгий еще перед своею смертью царство свое вверил покровительству русских императоров 28 декабря 1800 года скончался последний царь Грузии Георгий XII и наследником его, согласно предварительному распоряжению никто не был провозглашен. Грузинские царевичи переехали в Россию. Александру тоже было обещано прощение и почетный прием, но он, увлеченный химерическими надеждами, поехал в Персию, надеясь с помощью шаха, завладеть отцовским престолом. С этого времени начались короткие дружественные отношения между наследником шаха Абас-Мирзою и Александром. Последний в короткий промежуток времени успел возбудить против русских - дагестанцев, ганджинских и эриванских ханов и наконец, персидского шаха. Несколько лет продолжалась персидская война, в которой сам Александр много принимал деятельное участие. Бедствия войны более всего тяготели над армянским населением, часть которого, перенося все лишения едва успела бежать от мародерствующих войск грузинского царевича и прибыв в Тифлис поселилась на Авлабаре.

 Эчмиадзинское духовенство, желая положить конец злу в 1804 году, когда русская войска под предводительством кн. Цицианова находились около Эривани, старалось помирить Александра с русскими, но кн. Цицианов гордо отверг это предложение.

 С тех пор грузинский царевич принужден был продолжать свои неприязненные действия, под его предводительством, в 1805 году, персидское войско вступило в Карабах; по его наущению, в 1806 году, взбунтовались осетины. Он участвовал в 1807 году, в турецкой войне против русских, и в 1808 году, в персидской войне. В 1809 году он довел персидское войско до самого Тифлиса и навел страх и ужас на городских жителей. В 1811 году, Александр имел кровопролитное сражение с русскими, недалеко от Ахалкалаки, но потерпел решительное поражение. Не падая духом и после этой неудачи он возбудил, в 1811 и 1812 годах, большое кахетинское восстание, которое дорого стоило как правительству, так и народу. Однако, когда в 1813 году персидский шах принужден был заключить мир с русским правительством Александр удалился в Дагестан, откуда вновь просил императорского снисхождение, но вскоре отказался от своего намерения и поднял всех дагестанских лезгин. Перенеся новые неудачи, Александр вернулся в Персию, где шах подарил ему Даралагез и часть Шарура и поручил на Карабахской русской границе построить крепость и пригласить русско-подданных армян поселиться в его имениях.

 Чтобы сохранить хронологическую последовательность, следует упомянуть, что на этот раз персидское правительство прилагало особое старание женить Александра и иметь от него мужское потомство. Говорят, что в 1792 году двадцати двух летний Александр, еще при жизни отца, пожелал жениться на дочери Кабардинского князя Мисостова, но невеста, прибыв в Тифлис, скончалась еще до свадьбы, и молодой царевич дал слово после этого не вступать в брак. Нам, однако, известно, что в 1819 году наследник персидский Аббас-Мирза принуждал его жениться на племяннице патриарха турецко-поданных айсор, но это сватовство не удалось. В том-же году Александр обращается с письмом к грузинскому князю Левану Абашидзе и просит руки его племянницы. Князь Абашидзе представил его письмо генералу Ермолову, который приказал отказать в просьбе Александру. После того в 1820 году, в мае месяце, в Эчмиадзинском храме совершился обряд венчания пятидесятилетнего Александра с четырнадцатилетнею Мариею, дочерью Эриванского мелика Саака Агамалова. Расходы по роскошной дорогой свадьбе щедро уплачивает Абасс-Мирза.

 Несмотря на женитьбу Александр не оставляет свою беспокойную жизнь. В 1819 году восставшие имеретины приглашают его к себе царем, но правительство быстро подавляет это восстание. После этого несколько лет ничего не слышно об Александре, как вдруг летом в 1826 году, без всякого объявления войны, отряд персидских войск, вместе с Александром приближается почти к самому Тифлису грабя и начинается персидская война 1826—1827 годов. 

 Известно, что 1 октября 1827 года русские взяли Эривань, a 19 числа того-же месяца вступили в Тавриз. Александр принужден был перейти турецкую границу; но перешел он ее один или вместе с семейством - неизвестно. Из последующего сообщения узнаем только то, что в 1828 году у него родился сын (Ираклии) что в то время над новорожденного возвращается откуда-то в отцовский дом, в Эривань. 8 января 1812 года генерал Красовский пишет из Эривани к генералу Сипягину: „царевич Александр теперь находится в X русе (X нысе) в Мушском округе, между городами Эрзерумом и Мушем, супруга-же его (Мария), с новорожденным ребенком (Ираклием) возвратилась в Эривань к своему отцу, одному из влиятельнейших здешних армян мелику Сааку, который оказал нам очень много услуг и считается главным нашим сторонником и проч. 

 Наконец, Александр опять переходит в Персию, где и остается до своей смерти, не видел более своего семейства. Несколько раз, как мы слышим, царевич Александр приглашал жену свою, вместе с ребенком, к себе для свидания, но исполнить это было невозможно. Александр, нося в Персии титулы „Мирзы“, „хана“ и „Гюрджистанского вали“, до своей смерти занимал там разные должности, но в конце концов умер в крайней бедности, как об этом свидетельствуют очевидцы. Он скончался в 1844 году и похоронен в Тегеране, y дверей армянской церкви с правой стороны.

 Простой могильный камень указывает и теперь то место где покоится его прах....

 Молодая мать, против воли разлученная с своим супругом - царевичем, осталась в доме отца своего, Мелик Саака, и всю свою любовь отдала своему единственному утешению и единственной надежде - младенцу еще Ираклию.... Сколько лет продолжалось домашнее воспитание молодого князя - достоверно нам неизвестно. Знаем, только что он был отправлен в Петербург - где был помещен в один из кадетских корпусов. Затем поступил в военную службу и, дослужившись до чина подполковника по болезни, вышел в отставку. Проведя несколько лет за границею, князь Ираклий женившись, возвратился в Тифлис, где и провел остальную свою жизнь, занимая разные гражданские должности. Несмотря на железное его телосложение и замечательную, гигантскую силу, продолжительная болезнь 27-го апреля 1882 года положила конец его земной жизни. Ираклий скончался без наследника, оставив на попечение своей вдовы двух дочерей… Семидесятилетняя царевна Мария дрожащими руками закрыла глаза любимому сыну и, oросив труп его слезами, на гробе последнего царского потомка.

 А. Ерицов.

Помощь в генеалогическом поиске
Список Княжеских фамилии Грузии
Фамилии потомственных почетных граждан