Крцанисская битва

 В 1795 году от P. X ., a пo грузинскому короникону в 483 г., к границам Грузии подступил покоритель Персии Ага-Магомед-Хан с многочисленным войском, состоявшим из 70,000 человек. He входя пока в пределы Грузии, он отправил к царю Ираклию послов с предложением признать его, Ага-Магомед-Хана, законным властелином Персии, присоединиться к нему и жить с ним в мире и согласии. Царь отвечал, как и ранее, отказом. Тогда Ага-Магомед-Хан быстрым маршем двинулся вперед и, оставя свое предположение взять ранее шушинскую крепость, в которой находился преданный царю Ираклию карабахский хан Ибрагим, направился на Тифлис.

 Боевые средства царя Ираклия находились тогда в самом печальном положении. Ему еле удалось собрать войска всего-на-всего 2700 человек, и, кроме того, в Тифлисе находился пришедший на помощь царь Имеретии и внук Ираклия - Соломон II с 2000 воинов.

 Узнав о движении к Тифлису Ага-Магомед-Хана, Ираклий отправил царицу и весь свой двор, a также и большую часть жителей в Арагвское ущелье в Мтиулеты, оставив при себе из своего семейства сына Вахтанга и внуков, царевичей Давида и Иоанна.

 Ага-Магомед-Хан расположился с войском в 7 верстах от Тифлиса, в Соганлуге, окопав лагерь траншеями, на случай если бы царские войска вздумали на него напасть.

 В понедельник 10-го сентября, произошло первое сражение. Царевич Давид с небольшим отрядом, Царь Ираклий второйв составе которого находились полководцы: предводитель имеретинского войска князь Зураб Церетели, князь Отар Амилахвари, Иван Багратион-Мухранский и Захарий Андроников, сразился на Крцанисской равнине с авангардом Ага-Магомед-Хана. Сражение длилось долго; грузины и имеретины дрались столь храбро, что персы были отброшены назад с большим уроном.

 На другой день, во вторник, 11-го сентября, против персов выступил сам царь Ираклий со всем своим войском, разделив его предварительно на пять отрядов. Первым отрядом, занявшим позицию в конце сейдабадских садов, на том месте, где дорога спускается к Тифлису и соединяется с сололакскою и южною тифлисскою дорогами, командовал царевич Давид, имея в отряде артиллерию, состоявшую из 7 пушек. Вторым отрядом, или авангардом, расположенным на Крцанисской равнине, состоявшим из лучших воинов, командовал царевич Иоанн. Третий находился под командою Ивана Багратиона-Мухранского. Четвертым командовал царевич Вахтанг (Алмасхан) и пятым - князь Отар Амилахвари. Эти последние отряды находились вблизи царя и составляли резервы. Имеретинами командовал князь Зураб Церетели, и они находились немного вправо от места стоянки царя.

 Ага-Магомед-Хан, завидев передвижения грузинских войск, с своей стороны расположил войска в боевом порядке, заняв 14 пунктов на скалистых высотах Соганлуга, Шавнабади, Телетах, Крцанисах, и окружающих их местах, разставив в удобных пунктах пушки и фальконеты. Перед началом сражения Ага-Магомед-Хан отобрал 6000 человек своего наемного войска, состоявшего из туркмен, поставил его позади персов и строго приказал убивать каждого перса, который бы из страха бежал с поля сражения. Туркмены, нелюбившие персов, главным образом из-за некоторых различий в их религиях, с радостью взялись исполнить это приказание, и во время сражения многие персы погибли от их рук.

 Сражение началось 11-го числа утром, в 6 часов, и на первых порах было очень удачно для грузин. Передовой отряд отважно бросился на персов, подкрепленный отрядом царевича Вахтанга, a чрез некоторое время тифлисскими жителями под командою Мачабели, который повел их в сражение, играя на лютне „шадиани", одержал победу, захватил несколько вражеских знамен и чуть было не добился до знамени самого Ага-Магомед-Хана. Персов перебито было множество, но обстоятельства скоро переменились. Увидев своих единоверцев побежденными, полчища врагов яростно бросились вперед, и хотя царь Ираклий, в виду опасного положения передового грузинского отряда, двинул в бой все свое войско, оно не могло противиться такой громадной несоразмерной силе, и грузины стали падать массами. Начало темнеть, сражение длилось с 6 часов утра до 5 час. пополудни. Ираклий все еще надеялся на победу и ни за что не хотел отступить.

 Главное свое внимание Ага-Магомед-Хан обратил на отряд царевича Давида, направив сначала против него 3000 отборных своих воинов. Царевич в самом непродолжительном времени обратил этих воинов в бегство. В это время другой персидский отряд успел зайти в тыл отрядам царевичей Вахтанга и Иоанна и чуть было не захватил их в плен. Но они отважно бросились сквозь полчища и успели соединиться с царем, при чем Иоанн, благодаря своей удивительной храбрости, спас жизнь Ираклию, на которого бросились было персидские воины и чуть его не убили.

Царевич Давид Тогда, наконец, Ираклий начал отступать. Ага-Магомед-Хан с свежими силами бросился преследовать царя и, не смотря на большой огонь из метехской крепости, комендант которой Агалуа с большим искусством обстреливал путь персов по сейдабадской дороге, они ворвались в Тифлис.

 Как только враги вступили в городскую черту, царь Ираклий, чрез Авлабарский мост, выступил из города и направился в Арагвское ущелье. Имеретинское войско было немедленно отпущено в Имеретию, a с ним вместе отправился и царь Соломон.

 В сражении персов было убито более 8,000 человек, a в царском войске, когда Ираклий выступил из Тифлиса, оставалось всего 150 человек. Убито было много полководцев, славных своею отвагою и храбростью, как например князь Иван Абашидзе (брат жени Иракля II, автор ошибается, Иван Абашидзе не погиб в бою а просто был ранен), Георгий Гурамишвили по прозванию Кумели и много других.

 Царевич Давид в то время, когда Ираклий выступил из Тифлиса, все еще продолжал стоять на одном и том же месте и с успехом отражал нападения персов. Когда стало уже совсем темно, и он узнал, что Ираклия нет в городе, - то решился, наконец, уступить поле сражения врагам, предварительно спрятав свои пушки в овраге Сагубари, - чтоб они не достались персам. Он выступил с войском по узким тропам и на третий день благополучно прибыл в Арагвское ущелье к своему деду Ираклию.

 Вступив в Тифлис, Ага-Магомед-Хан прежде всего отправился вместе с Джавад-Ханом Ганджинским, происходившим из Каджаров и по фамилии Зиад-оглы, в царские палаты. Внимательно осмотрев все помещение, a также и царские сокровища, он выбрал, что ему понравилось, a остальное предоставил своим воинам. Он дал им право грабить и жечь церкви, дворцы и частные дома, убивать или брать в плен жителей обоего пола, как взрослых, так и детей. Многие жители укрепились в своих домах, поставили баррикады на улицах, и от их рук погибло много персов. Всех пленников персы направляли за город, в свой стан, расположенный недалеко от селения Соганлуг, на берегу р. Куры. Число пленных доходило до 3,000 человек, но среди них князей, дворян и именитых граждан города было очень мало. Они успели скрыться из города раньше.

 Ага-Магомед-Хан побывал и в царской бане, которая ему весьма понравилась, a особенно еe постройка из мрамора и тесанных камней. Ему много наговорили о целебности минеральных источников, вследствие чего он несколько раз принимал ванны, но, не получив исцеления от своего недуга, рассердился и приказал разрушить бани до основания. Особенное внимание обратил персидский властелин на царские оружейные мастерские и артиллерийские склады, на машины для литья пушек и проч. Все артиллерийские принадлежности он забрал и отправил в свой лагерь, a помещения приказал разрушить. Захватив в плен несколько артиллерийских мастеров, он не сделал им никакого зла, a отправил сначала в лагерь, откуда они чрез некоторое время были препровождены в Тегеран. Туда же были отправлены и находившиеся в плену их семейства. Вообще шах обращался с ними очень хорошо и, приняв на свою службу, платил им хорошее жалованье.

 Персидские войска ночью уходили из Тифлиса в свой лагерь, a с наступлением утра возвращались обратно в город, где и предавались самому неистовому грабежу, творили над жителями небывалые насилия и жгли лучшие постройки, хотя и с своей стороны довольно сильно платились. Жители не мало истребили тогда персов, так что из персидского войска с начала сражения и чрез несколько дней по вступлении в город оказалось убитыми 13,000 человек.

 Спустя некоторое время Ага-Магомед-Хан часть своего войска отправил в сторону Карталинии иЦаревич Иоанн Арагвского ущелья для опустошения этих мест. Отряд персов пришел первоначально в Мцхету, и воины бросились было грабить знаменитый Мцхетский храм, но были остановлены начальником отряда Кангярлу-Калбол-Ханом Нахичеванским, относившимся с уважением к святыне. Из Мцхета отряд направился в Мухрани и Дчалу, но, не найдя там никого из жителей, заранее скрывшихся со всеми своими пожитками, направился в Гори. Большинство жителей этого города тоже давно уже скрылись по окрестностям, но часть их осталась и заперлась вместе с воинами в крепости. Персы хотели было взять эту крепость, но, увидев ее неприступное положение, повернули назад, пошли по селениям и деревням верхней Карталинии, достигли города Цхинвали, не найдя нигде жителей, вернулись и присоединились к своим войскам. Тут произошел один замечательный факт. Когда отряд проходил селение Дчалы, то оказалось, что священник забыл запереть церковь, в которой находилась очень уважаемая народом святыня - крест, сделанный царем Вахтангом Горгасланом, и много других икон, украшенных драгоценными каменьями. Персы ничего этого не взяли, и дчальский храм во все время нашествия врагов оставался нетронутым, и ничего не было из него похищено.

 Когда персы на возвратном пути достигли Мцхета, то встретили другой отряд, посланный Ага-Магомед-Ханом в Сагурамо для преследования бежавших жителей Тифлиса и для грабежа в окрестностях Казаха и Шамшадиля. Этот отряд, идя по левому берегу Арагвы, y шамшадйльского моста настиг Али Султана Шамшадильского, оставшегося преданным и верным слугою царя Ираклия. С ним было всего 200 человек, и все они неминуемо должны были быть или перебиты, или попасть в плен, но на их счастье как-раз в это время к мосту подходили 300 хевсур, направляясь в Тифлис на помощь царю Ираклию. Узнав от Али-Султана о положении дел в Тифлисе и увидев приближавшееся персидское войско, хевсуры заявили Али-Султану о своем желании под его командой сразиться с врагом. Несмотря на то, что хевсур вместе с воинами Али-Султана было всего 500 человек, a персов 4,000, последние были разбиты, обращены в бегство и частью взяты в плен. Пленных Али-Султан немедленно-же доставил царю Ираклию.

 Во все время со дня выступления из Тифлиса царь Ираклий старательно рассылал повсюду гонцов с повелениями жителям готовиться на борьбу с врагом и быть готовыми к выступлению по первому его зову. Своему сыну и наследнику престола Георгию он поручил набирать войско в Кахетии, a другому сыну царевичу Юлону - в Карталинии. Таким образом было набрано много войска, которое с нетерпением ожидало повеления царя выступить на борьбу с врагом.

 Тогда царь Ираклий отправил в Тифлис послом Кайхосро Кепкиа Авалишвили с письмом к Ага-Магомед-Хану. В письме царь укорял его за все грабежи и насилия, которые делали персы, затем требовал, чтобы все пленные были освобождены, после чего обещал войти с ним в переговоры о мире, и в заключение заявлял твердое решение всего народа, в противном случае, бороться с ним до последней возможности.

 Ага-Магомед-Хан, уже слышавший о военных приготовлениях Ираклия и теперь боявшийся его, принял посла с особыми почестями и поручил ему передать царю письмо, в котором соглашался освободить всех пленников, вернуть все заграбленные вещи и возместить убытки. Притом Ага-Магомед-Хан просил царя, в знак доверия к нему и дружбы, прислать в Тифлис одного из своих сыновей, в присутствии которого он исполнить свое обещание. После этого он отпустил посла, одарив его богатыми подарками. Письмо это очень обрадовало царя, и он стал готовиться, чтобы исполнить просьбу шаха, назначив для поездки в Тифлис внука своего, царевича Давида. 

 К сожалению, мир на таких условиях не мог быть заключен, вследствие происков правителя Ганджи Джавад-Хана. Будучи от природы человеком весьма злым и хитрым, Джавад-хан изменил Ираклию, передавшись на сторону Ага-Магомед-хана, которого направлял на самые ужасные насилия над жителями Тифлиса. Он был главною причиною того, что в Тифлисе были разграблены и уничтожены царские палаты. Теперь он боялся, что, в случае мира, его выдадут царю. Чтоб избежать этого, он стал наговаривать близким людям Ага-Магомед-хана о коварных замыслах царя, - будто бы желание царя установить мир есть выдумка, что царь желает только продлить время, дабы собрать побольше войска, пока придут воины из Черкезии и России, куда он разослал послов. Тогда он немедленно нападет на шаха и истребит его войско. При этом Джавад-хан показывал подложные письма, якобы писанные ему близкими к царю лицами.

Царевич Юлон (Иулон) Все это было сообщено Ага-Магомед-хану даже с прикрасами, потому что и его свита была очень недовольна миром, опасаясь лишиться через это награбленных сокровищ. Сначала Ага-Магомед-хан ничему не верил, но когда ему были представлены письма и Джавад-хан предложил послать к Ираклию, под благовидным предлогом, верного человека, дабы он мог на месте все осмотреть, в сердце шаха закралось сомнение, и он согласился на предложение. Джавад-хан немедленно же снарядил двух близких к себе людей с письмом к Ираклию. В письме этом он умолял царя простить ему измену, которую пришлось ему совершить вследствие безвыходного положения. Внезапное прибытие в его ханство персидского войска не дало ему возможности скрыться с семейством в надежном месте, так что, не перейди он на сторону Ага-Магомед-хана, город и жители неминуемо должны были бы подвергнуться разорению. Теперь же, в виду переговоров о мире, он снова может считать себя в безопасности и быть таким же верноподданным царю, как и прежде. В заключение он просил Ираклия оказать доверие, обещая ему содействовать в более выгодных для Грузии условиях мира. Получив это письмо, Ираклий догадался о коварстве бывшего своего подданного и приказал немедленно-же вернуть послов обратно в Тифлис. Заранее подученные Джевад-ханом послы вернулись обратно с печальными лицами и заявили, что они видели близ стоянки царя и в окрестных селениях многочисленное войско, которое все увеличивалось новыми силами, что их не хотели было отпустить, так что пришлось бежать тайком. При этом они представили несколько подложных писем, будто бы писанных к Джавад-хану близкими к дарю людьми. В письмах этих сообщалось, что Ираклий уже собрал 50,000 войска и с минуты на минуту ожидает прибытия русских, чтобы тогда внезапно напасть и истребить персов.

 Услышав все это, Ага-Магомед-хан собрал своих приближенных и полководцев на совещание. Эти последние, с одной стороны от страха, a с другой из боязни потерять награбленный сокровища, советовали покончить войну и покинуть Грузию. Они высказывали Ага-Магомед-хану, что хотя Тифлис и был взят, но жителей в нем оказалось мало, большая часть разбежалась, и в том числе именитые граждане, которые теперь возбуждают всю Грузию к восстанию. Двигаться персам вперед нет никакой возможности, с Тифлиса взять больше нечего, потому что он уже в конец ограблен и уничтожен, провианта осталось мало и взять его негде, так что самое лучшее идти войску назад.

 Ага-Магомед-хан послушался совета, чрезвычайно быстро снялся с места и повел своих воинов обратно. Перед выступлением он объявил войску, что все награбленное в Тифлисе и пленных дарит им в собственность.

 Джавад-хан, воспользовавшись этим, скупил y персов за бесценок массу драгоценных вещей и надеялся, что Ага-Магомед-хан окажет ему помощь, если-бы Ираклий вздумал его наказать за вероломство. Ага-Магомед-хан удалился в Персию чрез ганджинскую дорогу. Около города Ганджи Джавад-хан стал упрашивать шаха заехать к нему на несколько дней погостить и тут же высказал просьбу оставить в городе несколько тысяч воинов для защиты от нападений царя. Однако, Ага-Магомед-хан не внял этой просьбе, не оставил ему ни одного человека и вследствие недостатка в провианте отправил часть своего войска чрез казахскую дорогу в Эривань к своему брату Али-Кули-хану, который, склонив на свою сторону эриванцев, взял их город, a прежнего правителя, преданного царю Ираклию Магомед-хана, отправил в Тегеран. Далее путь Ага-Магомед-хана был чрез Карабах, при чем он снова опустошил окрестные селения. Прибыв в Тегеран, шах в ту же зиму собрал многочисленное войско и направился покорять Хорасан и другие места. 

 Узнав о выступлении Ага-Магомед-хана из Тифлиса, царь Ираклий отправил к нему в догонку курьеров и просил, чтоб он исполнил свое обещание относительно пленных, уведомляя, что царевич Давид готов отправиться к нему. Ага-Магомед-хан ответил, чтобы царь прислал внука своего в Тегеран, и тогда он исполнит свое обещание. Затем, не обращая никакого внимания на послов, он продолжал свой путь. Тогда Ираклий отправил царевича Давида в Тифлис, поручив ему собирать разбежавшихся жителей и вообще приводить в городе все в порядок. Он отправил туда провиант и вообще принял меры, чтобы жители на первых порах не нуждались во всем необходимом, a сам через Тианети переехал в Кахетию и поселился на временное жительство в богатом селении Ахметы. Тут его встретил наследник престола Георгий, который доставил царю и царице все необходимые вещи. Царь поселился в доме дворянина Гилдашвили, a царица с остальным семейством - в доме зятя своего князя Георгия Чолокашвили

 Через некоторое время Ираклий со всем своим семейством и двором переехал в Телави и поселился здесь в царских палатах, a Георгий с семейством остановился близ Телава, в урочище Артозани-Руиспири, в доме князей Макашвили. Отсюда царь отправил Георгия в Тифлис и поручил ему то же, что и царевичу Давиду, относительно скорейшего устройства города, ободрения жителей и проч. Кроме того, царь поручил ему отправить в соседние страны особых уполномоченных, с тем, чтоб они на царские средства выкупали пленных тифлисских жителей. Это поручение было выполнено с большим успехом и многие тифлисцы могли возвратиться обратно в город.

 Георгий, приехав в Тифлис, остановился на Авлабаре, в предместье города, и так как через р. Куру все мосты были уничтожены персами, то ему пришлось переправляться на лодке. Немедленно по прибытии он послал царевича Давида в Казах, Борчалу и др. местности, чтобы собирать народ, приказал скупать возможно более хлеба в Карсском пашалыке, Кахетии и Карталинии, a сам в это время энергично занялся возобновлением построек в городе и вообще приведением его в порядок. Скоро народ стал стекаться обратно в Тифлис, город стал обстраиваться и мало-по-малу приобретать свой прежний вид. 

 К этому времени из России прибыли два батальона войск на помощь царю Ираклию под командою полковника Сырохнева. Они, перейдя Кавказские горы и спустясь затем в Арагвское ущелье, расположились в Душети. Когда об этом дали знать царю, то он повелел чтобы русские батальоны отправились в Тифлис.

Из записок царевича Теймураза

Помощь в генеалогическом поиске
Список Княжеских фамилии Грузии
Фамилии потомственных почетных граждан